17 мая 1987
7112

Юрий Лебедев, Алексей Подберезкин: Исторический шанс для Европы

В ФЕВРАЛЕ этого года Советский Союз предложил безотлагательно заключить отдельное соглашение, позволяющее ликвидировать советские и американские ракеты средней дальности (РСД), размещенные в Европе, а также сократить до 100 боеголовок оставшееся количество РСД СССР и США, размещенных соответственно в Азиатской части Советского Союза и на американской территории. Эта крупная советская инициатива может стать не только предпоследним этапом в истории существования целого класса вооружений - ракетно-ядерных средств средней дальности, но и важным шагом в освобождении Европы от ядерного оружия. Может, если страны НАТО не только на словах, но и на деле докажут свою приверженность идее ликвидации ядерного оружия. "Скорейшее заключение соглашения по ракетам средней дальности,- говорится в Коммюнике заседания КМИД государств - участников Варшавского Договора, состоявшегося в конце марта в Москве,- открыло бы путь к полному освобождению Европы от ядерного оружия".

Решение проблемы РСД сегодня - та лакмусовая бумажка, которая наглядно продемонстрирует всему миру, действительно ли Запад готов вести дело к ограничению гонки вооружений, а не к военно-технологическому соперничеству. В самом деле, после Рейкьявика не было недостатка в уверениях, что если СССР вычленит вопрос о ракетах средней дальности из пакета, то договориться об их ликвидации не составит труда. Как подчеркивалось, например, в заключительном коммюнике декабрьской (1986 года) сессии Совета НАТО, подписанном всеми представителями, государства - участники Североатлантического союза "полностью поддерживают рассматриваемый вопрос об уничтожении советских и американских средств средней дальности наземного базирования в Европе и их сокращении до 100 боеголовок в Азии и США, считая, вместе с тем, что конечной целью остается полное уничтожение всех таких средств"1. Ныне же Западу предоставляется реальная возможность доказать делом эту приверженность.

Проблема сокращения ракет средней дальности возникла не на пустом месте, не вдруг. У нее есть своя история, насчитывающая, к сожалению, не одно десятилетие; история, полная драматизма, столкновений различных политических и военных взглядов, решений, мнений. Поэтому для того, чтобы яснее представить себе нынешнее состояние вопроса, подходы сторон к его решению в наши дни, важно напомнить основные этапы развития проблемы РСД в исторической ретроспективе.

КАК ОТМЕЧАЛОСЬ в докладе, представленном комиссии по иностранным делам американского конгресса в разгар дискуссий о РСД, "более двух десятилетий политика НАТО в области использования оперативно-тактического ядерного оружия была источником противоречий и напряженности в блоке"2. Действительно, для подобного вывода у авторов доклада были все основания-на протяжении всех послевоенных лет ядерный курс Вашингтона в Европе в целом и в НАТО в частности был генератором кризисов и противоречий во взаимоотношениях между союзниками. При этом он имел и имеет две тесно связанные между собой стороны: внешнеполитическую - так называемые "гарантии" США "оборонять" западноевропейские государства от "проникновения коммунизма" (а точнее, гарантировать неизменность их социально-политического статус-кво) и военно-политическую - реальные, а не декларируемые планы использования Вашингтоном европейского континента в качестве плацдарма ведения войны против Советского Союза и других социалистических государств. И если так называемые "ядерные гарантии" Соединенных Штатов справедливо рассматриваются как декларативные обязательства, то планы ведения войны на европейской земле - как реальная политика США на протяжении всех послевоенных десятилетий.
Ставка Вашингтона в первые послевоенные годы на атомную бомбу как основное средство, способное решать большинство внешнеполитических проблем, привела к тому, что первым внешним регионом, где было размещено американское ядерное оружие, стала Западная Европа. Это объяснялось рядом соображений. США стремились уже в то время использовать западноевропейцев в гегемонистских и амбициозных целях своей империалистической внешней политики, а говоря проще, использовать Западную Европу как арену новой войны. С точки зрения военно-технической США нуждались в ресурсах Западной Европы, а также прежде всего в военных базах, приближенных к границам Советского Союза. Радиус действия бомбардировщиков "В-29", бывших в то время единственным средством доставки ядерных бомб, не превышал 4 тысяч километров, и они, в силу этого ограничения, могли достигать СССР, базируясь на территории западноевропейских государств. Вплоть до появления на вооружении США в 1955 году стратегического бомбардировщика "В-52" у Вашингтона была единственная возможность, пытаться шантажировать СССР, используя свои базы в Западной Европе.

Еще в июле 1948 года в Европу были направлены две группы американских бомбардировщиков "В-29", имевших на вооружении атомные бомбы. Эти самолеты были размещены в Англии в соответствии с разработанной в то время стратегией "передовых рубежей", предусматривавшей ведение военных действий против СССР "как можно дальше к Востоку". Нанесение ядерных ударов по основным советским политическим, экономическим и военным центрам с территории стран Западной Европы рассматривалось как залог успешного окончания будущей войны. Судя по документам Пентагона, СССР намечалось "превратить в течение двух часов в дымящиеся радиоактивные руины"3. Эти стратегические расчеты и легли в основу доктрины "массированного возмездия", согласно которой ядерный шантаж был взят за основу всей внешней политики Соединенных Штатов.

Для реализации поставленных задач США развернули невиданную до того времени гонку вооружений, которая развивалась по двум основным направлениям: строительство самолетов стратегической авиации и быстрое наращивание атомных, а затем термоядерных зарядов.

В конце 40-х, да и в первой половине 50-х годов, сосредоточив на своих базах в Западной Европе и по периметру советских границ бомбардировочную авиацию и громадные запасы ядерного оружия, США могли рассчитывать на то, что в случае войны им удастся ограничить ее рамками европейского континента. В этот период, получивший название "ядерного превосходства США над СССР", не существовало, однако, общего военного превосходства Америки. СССР, создав систему ПВО и обладая значительной мощью своей сухопутной армии, отнюдь не находился по отношению к Вашингтону в положении слабого оппонента, а исход возможной войны отнюдь не был предрешен ядерным превосходством США. Вместе с тем территория Соединенных Штатов в тот период была неуязвима для нанесения ответного ядерного удара со стороны СССР.

Ситуация начала изменяться со второй половины 50-х годов, когда у Страны Советов появились собственные средства доставки ядерного оружия. В еще большей степени она изменилась в конце 50-х годов, после серии успешных испытаний Советским Союзом межконтинентальных баллистических ракет.

По мере того, как росла уязвимость США от ответного ядерного удара со стороны СССР, усиливалось, и стремление правящих кругов этой страны сохранить ограниченный географическими рамками Европы будущий театр военных действий.

Результатом растущей уязвимости США явилось стремление правящих кругов этой страны создать потенциал "малой ядерной войны". Наращивание американского ядерного арсенала в Западной Европе выглядело следующим образом: май 1953 года - испытание первого американского "тактического" ядерного заряда; осень 1953 года - официально объявлено, что первые шесть 280-миллиметровых пушек, стреляющих ядерными зарядами, отправляются в Европу; 15 января 1954 года - министр ВВС США Г.Тэлбот заявил, что две батареи управляемых снарядов "Матадор", несущих ядерную боеголовку на расстояние 1000 километров, направляются в Старый свет; вслед за управляемыми снарядами "Матадор" в Европу были доставлены ракеты "Онест Джон" с дальностью полета в 25-30 километров; конец 1954 года - в Западную Европу прибыл батальон управляемых снарядов` (УС) "Корпорал" с дальностью более 50 миль; март 1956 года- сюда же были переброшены несколько батарей ракет "Онест Джон" и шесть батальонов "атомных пушек"; весна 1959 года - под видом тактического оружия в Англии стали размещаться 60 американских ракет "Тор" и 45 ракет "Юпитер" (в Италии и Турции), способных уничтожать цели в западных районах СССР.

В 1952 году Великобритания испытала свое ядерное оружие, а с 1955 года на боевое дежурство поступили средства доставки такого оружия - бомбардировщики типа "V". После заключения англо-американского соглашения в Нассау в 1962 году Англия вдобавок получила БРПЛ "Поларис". Несколько позже и Франция создала собственный ядерный арсенал, который в 1964 году насчитывал 50 самолетов-носителей ядерных бомб "Мираж-IV". Примерно в это же время (конец 50-х - начало 60-х годов) на свет появляются планы создания "независимых" и "многосторонних" ядерных сил НАТО, что встретило крайне негативную реакцию со стороны США.

Страны - члены НАТО неоднократно уже модернизировали свой ядерный потенциал средней дальности, в том числе и в последние годы. Совершенствуется он и в настоящее время. По данным иностранной печати, ядерная мощь вооруженных сил только Франции с 1975 по 1980 год выросла с 30 до 70 мегатонн, а к концу 90-х годов Англия и Франция будут располагать потенциалом в 2 тысячи ядерных боезарядов. Следовательно, проблема ядерной политики НАТО имеет свою историю, полную противоречий между ее главными участниками и действующими лицами.

Проблема ядерного оружия средней дальности на рубеже 80-х годов стала центральной международной и военной проблемой в отношениях между Западом и Востоком, между США и их западноевропейскими союзниками. Особый оттенок эта проблема получила после решения декабрьской (1979 года) сессии НАТО о размещении в пяти странах Западной Европы новых американских ядерных РСД: 108 ракет "Першинг-2" и нескольких сот крылатых ракет. Эти ракеты существенно отличаются от уже размещенного в Западной Европе американского ядерного оружия. Разница между старыми и новыми ракетами - принципиальная. Она заключается в том, что новые системы отличаются сверхвысокой точностью и почти не поддаются обнаружению, вплоть до непосредственного приближения к цели4.

По существу, натовское решение провокационно в самой своей основе, ибо предоставляет США техническую возможность нанесения превентивного ядерного удара по территории СССР и его союзников. Как указывалось в авторитетном ежегоднике Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира, "в случае размещения в Европе ракет ,,Першинг-2", они станут одной из наиболее эффективных контрсиловых систем, находящихся в арсенале США. Это оружие идеально для неожиданного удара по таким целям, как пункты управления, контроля и связи, ракеты, самолеты, находящиеся в боевой готовности, и подводные лодки"5. Как признает американский ученый Л.Сигал, БР "Першинг-2" обладают достаточной скоростью и точностью для того, чтобы уничтожить большую часть советских систем боевого управления. "Потеряв системы С3 (системы боевого управления.- Авт.), Советский Союз будет не в состоянии нанести скоординированный ответный удар, а уцелевшие (в результате нападения с помощью БР "Першинг-2") советские ракеты будут уязвимы для дальнейших американских атак"6,- считает американский специалист. Может быть, этим объясняется особенная "притягательность" для кое-кого в НАТО новых американских РСД?

В настоящее время Соединенные Штаты имеют в Западной Европе 380 РСД (из них - 108 "Першинг-2" и 272 крылатые ракеты). Этим ракетам, а также ядерным силам Англии и Франции противостоят 355 советских ракет средней дальности (из них - 243 "СС-20" и 112 "СС-4"). Кроме того, в Европе накоплено большое количество других ядерных средств, которые, в случае их применения, приведут к гибели всего живого на континенте. В этой связи обращает на себя внимание позиция бывшего министра обороны США Р.Макнамары, справедливо критикующего доктрину ведения ядерной войны в Европе и политику, в результате которой на континенте оказалось накопленным несколько тысяч ядерных боеприпасов. Ссылаясь на многочисленные исследования, он показывает, что ядерная война не может быть ограниченной. "И, тем не менее, - делает вывод этот, безусловно, хорошо информированный человек, - стратегия НАТО продолжает основываться на угрозе первого ядерного удара".

Эти опасения имеют под собой самую серьезную почву. Так, в соответствии с новой концепцией НАТО "Эйр лэнд бэттл - 2000" ("Наземная и воздушная война - 2000") предусматривается нанесение комбинированного упреждающего удара с помощью атомного, химического и обычного оружия по территории стран Варшавского Договора. Основными средствами, с помощью которых в НАТО рассчитывают нанести такой удар, должны стать ракеты средней дальности, способные нести ядерные и химические боеголовки.

ПОНЯТНО, что на все угрожающие нашей стране приготовления Соединенных Штатов Советский Союз был вынужден отвечать. Забота о национальной безопасности государства - естественное право любой страны, дорожащей своей независимостью и суверенитетом. Поэтому СССР создал, а впоследствии и модернизировал соответствующий потенциал, соразмерный империалистическому вызову в Европе. Так, в 50-х годах СССР развернул самолеты и ракеты, способные нести ядерные боеприпасы (напомним, позже, чем США). В начале 60-х годов на боевое дежурство были поставлены РСД, именуемые на Западе "СС-4" и "СС-5", которые почти два десятилетия уравновешивали угрозу со стороны США и других государств - членов НАТО. Позже, когда эти ракеты выработали свой ресурс, они стали заменяться на более современные РСД - "СС-20", что является естественным при постоянно ускорявшемся процессе совершенствования аналогичных средств у США и их союзников.

Кстати, Советский Союз настойчиво пытался поставить вопрос не только об уничтожении РСД, но и тактических ракет, размещенных обеими сторонами в Европе. В ходе переговоров по ОСВ-1 и ОСВ-2 наша страна предлагала рассмотреть проблему американских средств передового базирования - средств, против которых и был создан советский ядерный потенциал в Европе. Позже, в октябре 1979 года, советская сторона заявила, что готова рассмотреть этот вопрос в рамках переговоров об ОСВ-3, а также согласилась в одностороннем порядке сократить свои РСД в том случае, если в Западной Европе не будет дополнительного размещения ядерных средств средней дальности7.

Однако Вашингтон всячески уходил от обсуждения этого вопроса. Формальные отговорки, которые при этом использовались, известны. В действительности же за отказом США скрывалось намерение разместить в Европе свои новые РСД взамен выведенных ракет "Тор", "Юпитер", "Матадор", ибо еще в 1967 году в НАТО было принято решение о размещении новых американских РСД в Европе.

Крайне наивно думать, что отсутствие советских ракет "СС-20" помешало бы НАТО реализовать эти планы. Действительно, их размещение было использовано США в качестве предлога для развертывания "Першингов-2" и крылатых ракет. Однако история показывает, что, когда это было необходимо, правящие круги США всегда находили предлог для форсирования гонки вооружений. Вспомним "ракетное отставание" при Кеннеди, "окно уязвимости" при Картере и т. д., и т. п. Наконец, сегодня, когда, объявляя о своем отказе соблюдать Договор ОСВ-2 и ставя под сомнение Договор по ПРО, Вашингтон выдвигает кучу надуманных предлогов и обвинений в адрес СССР, абсолютно ничем не подкрепленных. Таким образом, американская администрация никогда не терзала и сейчас не терзает себя отсутствием предлогов для нарушения обязательств или для доказательства "советской военной угрозы". Она их попросту изобретает по мере необходимости. Именно так получилось и с "ракетной угрозой ,,СС-20"".

Новые советские ракеты не изменили стратегическую ситуацию в Европе и, тем более, не создали никакой дополнительной угрозы США. Дальность их полета осталась прежней, количество ракет и суммарная мощность зарядов даже понизились. Конечно, они стали более современными, чем ракеты "СС-4" и "СС-5", но ведь и американские средства передового базирования, и ядерные силы Англии и Франции постоянно совершенствовались. В итоге к началу размещения новых советских РСД на вооружении НАТО был значительно более эффективный ядерный потенциал, чем в начале 60-х годов.

Затем, в декабре 1982 года, Советским Союзом было заявлено о готовности сократить в одностороннем порядке сотни ракет, сохранив лишь то их число, которое имеется у Англии и Франции. При этом по мере сокращения английских и. французских ядерных средств СССР также сокращал бы соответствующее количество своих ядерных вооружений этой категории.

Еще более широкие возможности для ограничения гонки ядерных вооружений в этой области открыли советские предложения, изложенные в Заявлении М. С. Горбачева от 15 января 1986 года, в которых была выражена готовность договариваться по вопросу о ракетах средней дальности в Европе в целях их полной ликвидации у СССР и США - как первый шаг на пути освобождения континента от ядерного оружия.

Важно отметить, что, выдвигая свои предложения, Советский Союз подкреплял их конкретными шагами по уменьшению ядерного противостояния в Европе. Так, в апреле 1985 года СССР приостановил в одностороннем порядке размещение своих ракет и осуществление других ответных мер в Европе, к которым он приступил после начала развертывания здесь американских РСД. Были сняты с боевого дежурства установленные после июня 1984 года ракеты "СС-20", и с тех пор их число- 243 единицы - так и не увеличивалось. Наконец, с 6 августа 1985 года по февраль 1987 года продолжался односторонний мораторий СССР на все ядерные взрывы.

Грандиозные перспективы в деле ядерного разоружения были открыты советскими предложениями в Рейкьявике. По своим масштабам и смелости они явились` беспрецедентным шагом в борьбе за уничтожение ядерного оружия. СССР, отбросив "нафталинный хлам" женевских переговоров, сделал целый ряд конструктивных шагов. Так, был снят вопрос об американских ядерных средствах передового базирования, дальность действия которых позволяет достигать территории Советского Союза. СССР согласился сократить только стратегическую триаду-МБР, БРПЛ и тяжелые бомбардировщики не менее чем на 50 процентов к концу 1991 года, имея в виду, что к концу 1996 года такие вооружения будут ликвидированы полностью.

Что же касается вопроса о ракетах средней дальности, то СССР пошел на то, чтобы уничтожить все советские и американские РСД в Европе, оставляя в стороне ядерные потенциалы Англии и Франции. При этом замораживалось бы существующее количество ракет, обладающих дальностью менее 1 тысячи километров, а число боеголовок, размещенных на РСД, которые могли бы иметь СССР в Азии и США, соответственно, на своей территории, не превышало бы 100 единиц.

Выдвигая такие компромиссы, Советский Союз был вправе рассчитывать, что Вашингтон не станет предпринимать действий, которые позволили бы ему добиться стратегических преимуществ на других направлениях гонки вооружений. В частности, речь идет о планах создания и развертывания в околоземном пространстве ударных космических вооружений. Вот почему он предложил, чтобы стороны взяли на себя добровольное обязательство о невыходе в течение десяти лет из Договора по ПРО (кстати, бессрочного) при строгом соблюдении его положений.

Договориться по всем этим вопросам, решение которых было предложено в "пакете", в Рейкьявике, как известно, по вине США не удалось, хотя по стратегическим вооружениям и ракетам средней дальности предложения СССР были приняты американской стороной.

Тем значительнее представляется следующий шаг советского руководства - выделение проблемы ракет средней дальности в Европе из блока вопросов, выдвинутых в Рейкьявике и обсуждаемых на переговорах в Женеве. Такое решение, очевидно, не было легким для Советского Союза, в особенности в связи с нагнетанием Соединенными Штатами гонки ядерных вооружений. И все-таки он на него пошел. Пошел не из-за слабости, как это сейчас иногда пытаются утверждать на Западе, а сознавая всю меру ответственности за судьбы мира, всю остроту вопроса обуздания гонки вооружений, требующего незамедлительного решения.

К СОЖАЛЕНИЮ, россказни о том, что СССР-де "уступает нажиму Запада", раздаются не только с американского континента, но и из ряда других государств, чье руководство хорошо знает о том, что с помощью давления заставить Советский Союз пойти на компромиссы невозможно, что для этого необходима его добрая воля, а не шантаж. Спрашивается: зачем же тогда нужны эти псевдоаналитические рассуждения, "объясняющие" изменения в позиции СССР по вопросу о ракетах средней дальности? Представляется, что за ними скрываются неблаговидные цели. Во-первых, затянуть достижение конкретных договоренностей под предлогом того, что из СССР можно "выжать еще кое-что" и в конечном счете торпедировать наметившееся соглашение. Во-вторых, приписать позитивный результат американскому президенту и "твердости" Запада в целом, с тем чтобы оправдать те влиятельные консервативные круги в США и в Западной Европе, чья политика нагнетания гонки вооружений все больше дискредитирует себя в глазах мировой общественности.

Именно так можно объяснить, например, высказывание сенатора Р.Доула: "Советы дали понять, что они серьезно хотят отдельной договоренности по ядерным силам средней дальности, но они еще не доказали (!?) этого". Какие, спрашивается, еще доказательства требуются США? Ведь СССР, и это очевидно, пошел на самые серьезные уступки для того, чтобы сдвинуть дело переговоров с мертвой точки. На такие уступки, которые, может быть, совсем не ожидали в США, выдвигая в свое время "нулевой вариант". Именно об этом свидетельствует заявление в американском конгрессе председателя комитета палаты представителей по делам вооруженных сил Л.Эспина, сообщившего буквально следующее: "Предложение о "нулевом варианте", выдвинутое США в 1981 году, не было задумано как основание для соглашения. Оно было выдвинуто чисто в пропагандистских целях - сбить волну выступлений в Европе против ракет средней дальности и продемонстрировать гибкость. Отказ от него не будет чем-то особенным. Случаи отказа администрации США от своих собственных предложений бывали и раньше". Удивительно по своей откровенной циничности признание американского политического деятеля, в котором, по сути дела, резервируется за американской стороной право отказаться от собственного предложения в случае, если советская сторона его примет! Более того, такое возможное решение оправдывается ссылками на то, что американская сторона... и прежде делала так же.

Таким образом, два ведущих деятеля республиканцев в конгрессе США, в его обеих палатах, фактически дают понять, что принятие Советским Союзом американского, по сути дела, плана решения проблемы РСД отнюдь не гарантирует того, что такой план окажется реализован на практике. В дополнение к нему либо взамен могут быть выдвинуты новые требования, за которыми (следуя этой логике и практике отказа американской стороны от собственных обещаний) - еще более новые, и так далее. Так ли следует понимать американских конгрессменов?

Вопрос о том, будет ли заблокировано американской стороной новое советское предложение, расчищающее путь и на других направлениях борьбы за ограничение гонки вооружений, на сегодня, пожалуй, один из самых важных. Его решение зависит от множества факторов, из которых, как нам кажется, следует выделить два наиболее важных.

С одной стороны, это ставка правящих кругов США на взвинчивание качественной гонки вооружений и достижение военно-технологического превосходства. До сих пор абсолютный приоритет отдавался ускоренной реализации новейших технологических и военных программ по созданию и размещению вооружений. Как было подчеркнуто в редакционной статье в одном из американских журналов, "Америка может с гордостью смотреть на первые успехи этой программы ("стратегического перевооружения" США. - Авт.)"8. Именно в угоду этим программам тормозился процесс ограничения гонки вооружений. Смогут ли сегодня в США отказаться от столь пагубной инерции? От этого в первую очередь зависит успех достижения договоренности.

С другой стороны, недовольство таким курсом, зреющее в самих США, все более нарастает. И этот фактор не может не учитываться правящими кругами США. Эти настроения американской общественности не могут не учитываться администрацией, как и позиция западноевропейских государств, и, наконец, престиж самой администрации, которая в случае отказа от решения проблемы "потеряет лицо". Иными словами, целый ряд обстоятельств говорит за то, что американская администрация может оказаться вынужденной пойти на решение проблемы ракет средней дальности. Какая из этих тенденций станет преобладающей - покажет время.

Ясно, однако, и другое. Американская администрация попытается выдвинуть заведомо неприемлемые условия, затянуть переговоры, что на практике сохраняло бы потенциальную возможность их срыва, отказа от поисков договоренностей, либо попытки замены их суррогатом решения вопроса.

Именно так следует рассматривать, например, планы сохранения крылатых ракет после их вывода из Западной Европы, либо переоборудование БР "Першинг-2" в одноступенчатый вариант "Першинг-1В". И в первом, и во втором случае угроза Европе фактически сохраняется.

Также следует оценивать и выдвижение разного рода "увязок" решения проблемы РСД некоторыми кругами на Западе - будь то "увязка" с проблемой оперативно-тактических ракет, обычных вооружений и вооруженных сил, либо с проблемой контроля. Во всех этих, да и в других случаях преследуется крайне неблаговидная цель - заведомо осложнить или даже сорвать достижение договоренности по важнейшему на сегодня вопросу о ликвидации РСД в Европе. Не дать противникам достижения договоренности сделать это - одна из главных задач дня. Вот почему недавно был предпринят новый крупный шаг, направленный на то, чтобы дать дополнительный импульс усилиям в области разоружения.

Чтобы облегчить безотлагательное заключение соглашения по ракетам средней дальности в Европе, М.С.Горбачев, выступая в Праге, предложил начать обсуждение вопроса о сокращении и последующей ликвидации ракет с дальностью от 500 до 1000 километров, дислоцированных на европейском континенте. При этом с решением данного вопроса не должны быть увязаны ход и исход решения проблемы РСД. Конечной целью этого обсуждения должны стать радикальное сокращение и полная ликвидация оперативно-тактических ракет в Европе. При этом на период переговоров стороны взяли бы на себя обязательство не увеличивать количество ракет этого класса. Независимо от хода обсуждения вопроса об оперативно-тактических ракетах, после подписания соглашения о РСД, Советский Союз, по согласованию с правительствами ЧССР и ГДР, готов вывести из этих стран ракеты, которые были размещены там, в качестве ответных мер на развертывание новых американских РСД. Еще больший простор для достижения договоренностей открывают новые советские предложения, выдвинутые М.С.Горбачевым в ходе беседы с Дж Шульцем по всему комплексу проблем ядерных и космических вооружений, и прежде всего по ракетам средней дальности в Европе. В ходе встречи с госсекретарем США М.С. Горбачев выразил готовность записать в соглашение по РСД обязательство Советского Союза полностью ликвидировать в короткий срок свои оперативно-тактические ракеты, а также пойти на ликвидацию и тактических ракет поля боя. Эта новая инициатива дает еще один шанс для кардинального поворота в международных отношениях.

Очевидно, однако, что кроме ракет средней дальности и оперативно-тактических ракет в Европе существует высокая концентрация тактического ядерного оружия, а также обычных вооружений и вооруженных сил, чья численность за последние годы увеличилась количественно и резко возросла в качественном отношении. Крупным шагом в деле обуздания гонки вооружений в этой области была бы реализация будапештской программы стран Варшавского Договора, в которой вопросы сокращения вооруженных сил и обычных вооружений предлагается решать в комплексе с тактическими ядерными средствами. Вот почему было предложено, чтобы все европейские государства, а также США и Канада объединили свои усилия и начали крупномасштабные переговоры в целях радикального сокращения тактического ядерного оружия, вооруженных сил и обычных вооружений. На этих переговорах, кроме того, можно было бы обсудить и первоочередные меры, связанные с понижением военного противостояния и предотвращением угрозы внезапного нападения, а также взаимным выводом из зоны непосредственного соприкосновения двух военных союзов наиболее опасных, наступательных вооружений.

Целям укрепления европейской безопасности содействовали бы и такие меры, как создание безъядерных зон и зон, свободных от химического оружия. СССР поддержал обращение правительств ГДР и ЧССР к правительству ФРГ с предложением о создании безъядерного коридора в Центральной Европе, заявил о своей готовности вывести из этой зоны все советские ядерные средства: мины, ракеты, снаряды, включая и самолеты - носители ядерного оружия ударной тактической авиации, а также зенитно-ракетные комплексы, способные применять ядерное оружие. Большое значение имели бы и создание зон, свободных от ядерного и химического оружия, на Балканах и на Севере Европы, а также предложение Польши о создании в Европе зоны повышенного доверия и пониженных вооружений.

Ясно, что реализация на практике этих предложений потребует самых радикальных мер в области контроля. Более того, коль скоро речь идет о ликвидации целых классов вооружений, вопрос контроля приобретает качественно новое звучание, становится поистине велением времени, одним из важнейших средств обеспечения безопасности. Поэтому СССР выступает за разработку самых строгих мер в этой области, включая и инспекции на местах, которыми должны быть охвачены не только остающиеся ракеты и пусковые установки, но и все другие объекты, как-то: испытательные полигоны, заводы-изготовители, учебные центры и т. д. Таким образом, СССР вновь показал свою готовность смело идти на ограничение и уничтожение ядерных арсеналов, решимость преодолеть завалы на этом пути, воздвигаемые определенными кругами на Западе.

Важно подчеркнуть и другой аспект проблемы, развязку которой предложил М.С.Горбачев 28 февраля, а именно: выделение вопроса о РСД из блока вопросов, обсуждавшихся в Рейкьявике, отнюдь не означает, что и остальные вопросы - ограничение наступательных стратегических вооружений и предотвращение развертывания ударных космических вооружений - можно будет решить по частям.

Что касается взаимосвязи наступательных стратегических вооружений и противоракетной обороны, то она объективно существует. Это в свое время признавалось и американской стороной и легло в основу Договора по ПРО 1972 года. Разорвать эту объективно существующую взаимосвязь невозможно без того, чтобы не нанести ущерб безопасности той или иной стороны. Отсюда - требование СССР, чтобы обязательной предпосылкой сокращения и ликвидации наступательных стратегических вооружений стал отказ обеих сторон от создания и развертывания систем ПРО территории страны. Как было подчеркнуто в Заявлении М.С.Горбачева от 28 февраля, "разумеется, заключение такого соглашения (о ликвидации стратегических вооружений. - Авт.)..: должно быть обусловлено решением о недопущении развертывания оружия в космосе, ввиду органической взаимосвязи этих вопросов".

Соответственно, если Соединенные Штаты встанут на путь практического создания системы ПРО территории страны, то они не только взорвут Договор по ПРО, но и весь процесс ограничения гонки ядерных вооружений.

ПОНЯТНО, что решение проблемы РСД будет зависеть не только от СССР и его готовности искать компромиссы и развязки. Такая готовность к поиску взаимоприемлемых решений советским руководством в последние годы демонстрировалась не раз. А вот со стороны США пока что реальных шагов сделано не было. Более того, как заявил в ходе беседы с Дж.Шульцем М.С.Горбачев, на каждый шаг нам отвечали попытками осложнить, а то и просто сорвать дело, в лучшем случае - тянули время в ожидании наших новых шагов.

Советские предложения открывают реальную возможность начать процесс освобождения Старого света от монбланов оружия, создания условий для строительства безъядерного мира. Нельзя упускать этот исторический шанс.

___________________

1 "NATO`s Sixteen Nations". December 1986 -January 1987, p. 106.
2 "The Modernization of NATO`s Long-Range Theater Nuclear Forces. Report to the Congress". 96th Congress, 2nd Session, 1981, p. III.
3 "Living with Nuclear Weapons". New York-London, 1983, p. 80.
4 Так, ракета "Першинг-2" обладает точностью в 20-40 метров, а крылатая ракета - менее 80 метров (по сравнению с "Першинг-1", у которой была точность попадания 400 метров). Подлетное время ракеты "Першинг-2" до цели - 8-10 минут. У крылатой paкеты этот показатель больше, но так как она обладает малой отражающей поверхностью и летит на высоте менее 100 метров, то практически до появления над целью не поддается обнаружению радиолокаторами.
5 S. Lodgaard. Long-Range Theater Nuclear Forces.- "SIPRI Yearbook 1983". London, 1983, p. 3.
6 "Nuclear Strategy and World Security". London, 1985, p. 213.
7 См. "Как устранить угрозу Европе". М., "Прогресс", 1983, стр. 49.
8 "Air Force Magazine", November 1986, p. 6.


Международная жизнь

май 1987 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован