Эксклюзив
Никитчук Иван Игнатьевич
14 апреля 2009
4416

Военная реформа как национальная забава

Уходя с поста министра обороны С.Иванов заявил, что реформа российской армии завершена. Однако с приходом нового министра обороны А.Сердюкова началась очередная реформа армии, усугубляющая и без того критическую ситуацию в ВС, угрожающая полным ее уничтожением. 

В принципе реформа оборонной системы и ее главного элемента - Вооруженных Сил - нормальный и закономерный процесс, ибо оборонительная система не есть нечто застывшее. Она должна отвечать реалиям времени и тем вызовам, которые постоянно возникают. Тем более, что нынешнее состояние ВС иначе, как кризисным назвать нельзя. Кризисная ситуация сложилась в связи с недостаточным перевооружением, с падением уровня подготовки офицерского корпуса, с низким моральным состоянием личного состава из-за недостатка внимания к нему со стороны государства, с падением доверия к армии и распространением в воинской среде коррупции. 

Но то, что происходит сейчас в армии - беспрецедентно, оно не имеет аналогов ни в отечественной, ни в зарубежной практике. Таких радикальных преобразований в наших войсках не было почти 150 лет - со времен знаменитой реформы министра России генерала-фельдмаршала Д.Милютина. 

Реформирование нашей армии продолжается уже 20 лет. И все эти годы важнейшей задачей Минобороны, Генштаба, Центральных органов военного управления являлось не наращивание боевой и мобилизационной готовности, не боевая выучка, не оперативная подготовка штабов, не техническое оснащение армии, авиации и флота, а ликвидация оборонной системы страны, разрушение ее ВС. Поэтому баллистические ракеты, стратегическая авиация, авианосцы, атомные подводные ракетоносцы и т.д. за "ненужностью" уничтожались или за бесценок продавались на металлолом. Часто это щедро оплачивалось США. В 1993 году тем же США, практически за мизерную сумму в 12 млрд. долларов, было передано 500 тонн российского оружейного урана-235, реальная стоимость которого составляет несколько триллионов долларов. 

Со стороны власти обществу внушается мысль, что внешних врагов у России нет, разве только международный терроризм в лице пресловутого Усамы Бен Ладена. Она как бы не замечает или не хочет замечать, что США, например, строят свою внешнюю политику на весьма примечательных принципах: 

- абсолютное военное превосходство; 
- силовая доминанта внешней политики; 
- распространение демократии по-американски; 
- особая миссия США в мире. 

В официальном документе "Стратегия национальной безопасности США" записано: "В современных условиях сдерживание невозможно. Мы должны перенести военные действия на территорию противника, разрушить его планы и устранить угрозу до того, как он успеет мобилизоваться. США оставляют за собой право наносить превентивные удары и вести предупредительные войны". В январе 2003 года Дж.Буш издает директиву "Быстрого глобального удара". В ней в частности говорится: "Подготовка вооруженных сил США к нанесению по любому государству мощного удара с воздуха, моря, космоса и наземных баз в течение 4-6 часов, чтобы поставить противника на колени. Основной ударный инструмент - крылатые ракеты и лазерное оружие". В 2005 году "Стратегия национальной безопасности США" дополняется следующим тезисом: "Обеспечить для США безопасный доступ к ключевым районам мира, стратегическим коммуникациям и глобальным ресурсам". 

Выход США из Договора по ПРО, развертывание США национальной и глобальной ПРО, намерение строительства третьего кольца этой системы в Европе, окружение России со сторон военными базами - это что шаги стратегического партнера или смертельного врага? Предпринимаемые шаги США уже в ближайшее время (2015-2017гг.) позволят им фактически полностью нейтрализовать российский ядерный потенциал и лишить, по сути, не только Россию, но и весь мир фактора сдерживания развязывания глобального конфликта. 

Самым примечательным является то, что реформирование армии проводится келейно. Программы строительства новой армии никто не видел, ее не обсуждали ни в военно-научных кругах, ни в профильных комитетах российского парламента. Замысел реформы не оглашен и в средствах массовой информации с целью ознакомления налогоплательщиков, т.е. граждан России. Наоборот, 11 ноября 2008 года издается директива Минобороны "О недопущении разглашения сведений о реформировании ВС РФ". 

Вообще военная реформа в России стала напоминать этакую национальную забаву. В нее играет каждое новое поколение российских политиков, взобравшихся на кремлевский олимп. "Одели в новую форму - жду реформу" - гласит грустная народная шутка. Так случилось и на сей раз. Переодевание армии для некоторых стало даже почти праздником души: старую форму со складов реализовать (своим), тендеры на новую провести (для своих), заказать пошив (у своих). Для последнего переодевания форму заказали у Юдашкина за 100 млн. рублей: галстуки по 600 рублей, шинели - по 12 тысяч... И это все деньги, деньги, деньги... народные. Военное ведомство проржавело коррупцией. Преступность среди офицеров в 2008 году увеличилась почти на треть. Темпы ее роста стали рекордными за последние пять лет. Такие факты обнародованы недавно на коллегии Главной военной прокуратуры. Самое громкое дело было связано с правонарушениями не в гарнизонах, а в самом Министерстве обороны. Чиновники "Арбатского округа" продали коммерсантам ракетное топливо - якобы непригодное - по цене, заниженной в 40 раз. А потом купили его же для Космических войск и оборонных предприятий, но уже по рыночной стоимости. По словам Главного военного прокурора С.Фридинского такой криминальный фокус обошелся казне в 430 миллионов рублей. 

Продажа земель и зданий - тоже часть игры в реформу. Когда год назад министра Сердюкова нанимал В.Путин, он сказал: "Мне бы хотелось, чтобы в ведомстве, во всяком случае, в той части, которая будет заниматься развитием, серьезное внимание было уделено экономической, финансовой составляющей. Поэтому сегодня мною будет подписан указ о назначении нового министра обороны, человека гражданского, но, тем не менее, человека способного решать эти задачи в силу своих знаний в сфере экономики, в сфере финансов". Вот именно с этих позиций министр Сердюков сегодня и действует по указке тех, кто его нанимал. Он сокращает, урезает, продает образовавшиеся излишки... Так, например, перевод штаба ВМФ из Москвы в Санкт-Петербург дает возможность заинтересованным лицам по сходной цене заполучить в центре Москвы и землю, и здания. Из Москвы в Балашиху переведен штаб военно-космической обороны страны, освободив огромный особняк на Мясницкой,33 - бывшую ставку Сталина. С военными вузами - та же картина. Никто не может объяснить, почему по плану реформы понадобилось выселять оперативное управление из здания Генштаба как раз в тот момент, когда началась война в Южной Осетии. Пристанищем для выселенных офицеров стала военная поликлиника. "Сижу в кабинете, - рассказывал один из них, - связи никакой, секретных документов - тоже, а рядом стоит гинекологическое кресло...". В результате уволенному генералу Рукшину во время конфликта с Грузией пришлось организовывать работу офицеров Главного оперативного управления (ГОУ) с помощью мобильных телефонов. Но даже при такой "организации", когда к тому же в кульминационный момент "Ч" пропал министр обороны, а начальник Генштаба уклонился от принятия решения на действия войск, нереформированная армия сумела одержать победу над мобильными бригадами агрессора, подготовленными по стандартам НАТО. 

Надо подчеркнуть, что не может идти речь ни о какой реформе армии, если нет военной доктрины. В таком случае непонятно, какую армию мы хотим иметь, для отражения какого противника, какой принцип комплектования, какова ее видовая структура и т.д. Несколько лет назад военная доктрина страны была забракована. Решили разработать новый вариант и уже на его основе формировать облик армии. Разработкой доктрины занялся Генштаб, академия военных наук РАН. В прошлом году некий вариант доктрины рассматривали в Государственной Думе. На этом все и закончилось. Специалисты утверждают, что сегодня в Минобороны и Генштабе военную доктрину России даже физически некому завершить, - просто нет стратегических умов и Генштаб давно уже не "мозг армии". Поэтому и делается все по принципу "палец-пол-потолок". 

После разработки доктрины необходимо было бы определить, кто в правительстве за эту реформу отвечает, кто контролирует и оценивает ее ход. Для этого могла бы быть создана парламентская комиссия, а в Генштабе - рабочие комиссии по проработке вариантов реформы. К выработке военной доктрины должен быть подключенный и Совет безопасности. Ничего этого нет и в помине. И вообще, было бы целесообразно принять федеральный закон "О реформировании ВС", законодательно закрепив стратегический замысел и обеспечение ее реализации. 

Напрашивается вывод, что российская олигархическая власть приняла твердое решение ликвидировать ВС, как важнейшую и главную системную организацию по обеспечению военной и национальной безопасности страны. Несмотря на то, что окончательный вариант доктрины так и не родился, реформирование армии идет полным ходом. Режут по живому. До 2012 года армию сократят до 1 млн. человек. Значительно сократится количество воинских частей. В Сухопутных войсках с 1890 до 172, в ВВС - с 340 до 180, в ВМФ - с 240 до 123, в РВСН - с 12 до 8, в ВДВ - с 6 до 5 и в Космических войсках - с 7 до 6 частей. Кадрированных частей вообще не будет, будут только части постоянной готовности. Это обстоятельство сразу обуславливает две проблемы. Во-первых, в случае серьезного военного конфликта, на какой базе будет формироваться мобилизационный резерв и, во-вторых, придется отказываться от призыва, ибо что это за часть постоянной боевой готовности, если ее солдатский костяк будет состоять из людей, толком не научившихся держать в руках оружие 
Принципиально меняется организационно-штатная структура военных округов. Сегодня она состоит из 4 основных звеньев: округ-армия-дивизия-полк. Внедряется американская структура: округ-оперативное командование-бригада. По мнению военных специалистов переход с четырехзвенной системы на трехзвенную - ошибочен. Она не улучшает управляемость войск, а только существенно снизит их боевую готовность. Ибо под бригадой понимается огромный полк, в котором будет много батальонов, много солдат и такой же громоздкий войсковой тыл. Кроме того, без дивизий нельзя вырастить высший командный состав. И еще, вероятно, авторы реформы "забыли" одно обстоятельство. ВПК разрабатывает единую автоматизированную систему управления ВС. И эта система разрабатывается под 4-х звенную структуру ВС. Т.е. правая рука не знает, что делает левая.

Существенно сокращается штат штабных структур. Центральный аппарат Минобороны урезается с 10500 до 3500 человек, а войсковые и флотские органы управления - с 11300 до 5000 человек. 

Кардинально урезается офицерский корпус. Число генералов и адмиралов уменьшатся с 1107 до 886, полковников - с 15365 до 3114, подполковников - с 19300 до 7500, майоров - с 99500 до 30000. Число старших лейтенантов увеличивается с 30000 до 35000, лейтенантов - с 20000 до 26000. Часть офицерских должностей займут сержанты и старшины-контрактники, а также гражданские специалисты. Откуда возьмутся эти самые "сержанты" и "старшины" - совершено не понятно, пока что таких в природе не существует. При этом реформой ликвидируются как институт - мичманы и прапорщики, составляющие одну из немногих профессиональных частей нашей армии. 

Один из основных ударов "реформы" наносится по основе армии - по ее системе подготовки офицерских кадров. Вместо ныне существующих 65 военных вузов и академий будет организовано 10 учебных центров. 

Ликвидация сети существующих многие десятилетия военных училищ и академий будет означать, прежде всего, уничтожение создававшихся десятилетиями крупных научных школ и уникальной учебно-материальной базы, то есть резкую деградацию качества военного образования. Перевод училищ и академий из Москвы и других крупных городов в некие новые "военные наукограды" неизбежно приведет к распаду педагогических коллективов, ибо большинство профессоров и преподавателей откажутся ехать на новое место работы. Это уже произошло с рядом военных академий, выведенных из Москвы, и Иркутским авиационным инженерным училищем, спешно, самолетами, переброшенным в Воронеж. 

Создание "суперакадемий" не подкреплено материальными ресурсами. Сложнейшая лабораторная база училищ и академий, как правило, не подлежит демонтажу и перевозке. Создать ее заново практически невозможно из-за колоссальных расходов и исчезновения заводов, на которых она была ранее произведена. Расширение существующих и строительство новых учебных и лабораторных корпусов, казарм и общежитий для слушателей, домов для преподавателей и обслуживающего персонала "суперакадемий" обойдется в колоссальную сумму, которую бюджет России просто не потянет. 

Готовящаяся ликвидация сотен воинских частей, десятков военных училищ и академий, увольнение сотен тысяч офицеров, прапорщиков и мичманов оказывает сильнейшее деморализующее воздействие на кадры. Люди пребывают в состоянии полной неопределенности в отношении их дальнейшей судьбы. Разумеется, ни о каком полноценном исполнении служебных обязанностей в этих условиях и речи быть не может. В условиях экономического кризиса возможности трудоустройства военнослужащих, уволенных в запас, будут крайне ограниченными, что приведет к росту социальной напряженности. В случае ликвидации училищ и воинских частей на улице окажутся также десятки тысяч лиц гражданского персонала предпенсионного возраста без шансов на трудоустройство. 

Вызывает серьезную озабоченность состояние обеспечения нашей армии современным оружием. Большая часть оснащения армии физически и морально устарела, а естественная убыль не компенсируется закупками. В итоге современные самолеты, вертолеты, танки и корабли составляют около 10% парка боевой техники. Это стало ощутимым в ходе боевых действий против немногочисленной грузинской армии в августе 2008 года. Эта кратковременная война показала, что у нас нет армии для отражения серьезного противника. 

Между тем руководство страны в лице президента и председателя правительства заявляют, что перевооружение армии является приоритетной задачей государства. Президент пообещал, что уже в 2011 году начнется полномасштабное перевооружение армии и флота. Министр обороны А.Сердюков надеется, что к 2015 году доля современного вооружения вырастет до 30%, а к 2020 году - до 70%. Но если он имеет в виду под "новой техникой" технику типа танка Т-90 или самолета Су-34, то эта техника была создана еще в советский период. На чем базируется подобный оптимизм совершенно не понятно. Во-первых, элементарно недостает средств. Расходы на национальную оборону в текущем году сокращены на 142 млрд. рублей или на 10%. Сокращение почти на 16 млрд. рублей финансирования федеральной целевой программы комплектования армии, урезание на 3,4 млрд. рублей средств на ядерно-оружейный комплекс - лишь видимая и открытая обществу часть снижения на реформу и закупку вооружений. На 20-25% сокращаются расходы на закупку горюче-смазочных материалов. Это означает, что даже имеющаяся боевая техника будет реже ездить, летать и выходить в море. Нельзя объяснить, исходя из экономических реалий, откуда возьмутся миллиарды на амбициозные планы строительства авианосцев, подлодок, самолетов при столь масштабном сокращении? Их ведь не находилось и в лучшие времена. Известно, что любое сокращение войск - это огромные бюджетные траты. Например, содержание одного зенитно-ракетного полка обходится в 4 раза дешевле, чем его расформирование. Правда при этом списывается огромное количество дорогостоящей аппаратуры, оружия, техники, обмундирования. Для менеджеров с головой - это настоящий Клондайк. Судя по всему, именно получение "дополнительных ассигнований" и является основной целью "реформы". Речь идет о том, что в ходе этих реформ ожидается высвобождение около 40 тысяч военных объектов с соответствующими зданиями, инфраструктурой и территориями. Стоимость этих объектов оценивается в несколько триллионов рублей, что в несколько раз больше всего годового военного бюджета России. Продажей объектов будет заниматься само военное ведомство. Создается впечатление, что "обновление облика Вооруженных сил" вызвано не интересами национальной безопасности, а коммерческо-коррупционными интересами ряда лиц, намеренных "освоить" колоссальную собственность ВС. "Торгашество", не имеющее никакого отношения к военной реформе - это пока единственное, чем "эффективно" занимается команда А.Сердю?кова. Дело за Главной прокуратурой и Счетной палатой. 

Во-вторых, по-прежнему в глубоком кризисе находится отечественный военно-промышленный комплекс (ВПК). В нынешнем его состоянии он не способен выполнить разработанную программу перевооружения в обозначенные сроки по многим причинам. Прежде всего, нет достаточно хорошо подготовленных кадров, которые в состоянии осваивать изготовление современное оружие, нет современного станочного парка, нет или частично утрачены соответствующие технологии, технологические цепочки разорваны. ВПК сегодня представляет собой не единую систему, а набор предприятий, ориентированных, в основном, на зарубежные рынки. В циклах изготовления вооружения выпали целые заводы и НИИ, которые уже давным-давно разорены и закрыты. Сегодня правительство пытается все это восстановить в рамках госкорпорации "Ростехнология". 

Еще один важный момент связан с малосерийностью изготовления нашей военной техники, что делает ее чрезвычайно дорогой. Когда у предприятия государство приобретает всего десять танков или 3-4 самолета, изделия не могут быть дешевыми. 

Состояние нашего ВПК можно проиллюстрировать ситуацией с ракетой "Булава", которая никак не взлетит. Под нее заложено три подлодки, а ракеты нет. В целях экономии заказ на "Булаву" вместо Миасского КБ, которое специализировалась на системах для подводных лодок, выдали Московскому институту теплотехники, специализирующегося на создании ракет наземного базирования. Естественно, что московский институт никакого опыта создания ракет для подлодок не имел. Поэтому не приходится удивляться, что все испытания "Булавы" в той или иной степени оказались неудачными. Непонятно, можно ли будет каким-то образом переоборудовать строящиеся лодки, если создать "Булаву не удастся? 

Повышенную обеспокоенность вызывает состояние российских СЯС, как единственного фактора, позволяющего пока считать Россию великой военной державой. В настоящее время в РВСН всего 489 МБР с 1788 зарядами, в ВМФ - 13 ракетных крейсеров с 192 баллистическими ракетами и 672 БЧ, в ВВС - 79 бомбардировщика с 884 крылатыми ракетами. Всего мы имеем 3344 заряда. Сегодня ведутся переговоры о сокращении зарядов на 80%. Т.е. в ближайшее время количество зарядов может составить всего лишь около 670. Но дело даже не в количестве зарядов, а в количестве носителей, которые с высокой вероятностью могут доставить на территорию вероятного противника хотя бы один заряд. ПРО США уже в состоянии перехватить до 300 БЧ. При крайне низком, как сегодня, темпе строительства новых ракет и ускоряющемся темпе вывода старых в ближайшие годы, например, РВСН могут сократиться до 100-200 однозарядных МБР. Поэтому в предстоящих переговорах с США о дальнейшем сокращении СЯС речь должна идти не столько о количестве зарядов, сколько о количестве носителей ядерных зарядов. Садиться за стол переговоров можно только в том случае, если предварительно будет достигнуто согласие по целому ряду принципиально важных моментов: 

1. Все новые структуры ПРО США, которые имеют отношение к широкомасштабной национальной противоракетной обороне США, должны быть физически ликвидированы и восстановлен режим Договора ПРО-72, как и сам Договор. США должны отказаться от размещения элементов ПРО на территории Европы. При этом разрешается создание любых систем защиты стартов стратегических носителей как средства, гарантирующего ответный удар; 

2. США соглашаются вести переговоры не только по сокращению зарядов, но и по всем носителям, включая крылатые ракеты, способные нести ядерные заряды; 

3. США готовы рассмотреть возможность отказа от морской компоненты СЯС; 

4. США в качестве предварительного условия для новых переговоров должны ликвидировать своё военное присутствие в Европе. 

Вот тот минимум разумных условий, выполнение которых может подтвердить серьезность намерений США на устранение ядерной угрозы уничтожения земной цивилизации. 

Особую обеспокоенность вызывает непрекращающееся реформирование ядерной отрасли, в том числе и предприятий и организаций, занимающихся непосредственно разработкой ядерного оружия. О жизненной, первостепенной роли ядерных вооружений России для обеспечения её будущего, не раз говорили прошлый и нынешний Президенты, нынешний премьер, бывший и действующий начальники Генерального штаба. 

Однако что имеем в реальности? Во главе ядерной отрасли сегодня находятся полностью провалившиеся непрофессионалы во главе с С.Кириенко. Широковещательные заявления последнего о необходимости нового объединения всех атомных возможностей СНГ на деле обернулись настойчиво внедряемыми в жизнь проектами неуклонного понижения статуса отрасли - от мощного комплексного отраслевого министерства - Минатома России, до более чем сомнительно организованной и управляемой государственной корпорации "Росатом". При этом верхом безответственности является идея акционировать ядерный оружейный комплекс России - кроме прочего, в нарушение ряда международных обязательств России. Против превращения Российского Федерального Ядерного центра (РФЯЦ) в городе Сарове (бывший Арзамас-16) выступили все крупные ученые этого центра. В своем обращении к президенту они пишут: "Нам не ясно, в какой степени преобразование РФЯЦ в ОАО обеспечит выполнение основных задач института, приведет к повышению эффективности научного труда для решения оборонных задач в условиях беспрецедентно долгосрочного отсутствия ядерных испытаний". За одну эту, с позволения сказать, идею, её авторов во главе с Кириенко следует освобождать от должностей по явному и полному служебному несоответствию. 

Ядерные возможности России оказываются под угрозой и в силу нахождения России в режиме ДВЗЯИ (договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний). Этот разрушительный для ядерной оружейной работы в России договор не ратифицирован США и Китаем, но в любом случае России необходимо как можно скорее начать процедуру выхода из ДВЗЯИ в целях возобновления ядерных испытаний. Причем необходимо испытывать не только наш реальный ядерный арсенал, но прежде всего способность молодых ядерных кадров разрабатывать оружие и эксплуатировать его. Последнее ядерные испытания были проведены в СССР в 1990 году. То есть, молодой специалист, пришедший в один из двух наших ядерных оружейных центров в 1991 году в возрасте примерно 23 лет, имея сегодня возраст профессионального расцвета - 41 год, фактически является неполноценным специалистом, не отправив на полигон ни одного изделия своей разработки. Нужны ли здесь комментарии? 

Наконец, проблема обеспечения режима ядерного сдерживания потенциальных агрессоров, которая, фактически, является проблемой ядерной стабильности. США несомненно рвутся к ядерному превосходству и последние так называемые "инициативы Обамы" имеют одну цель - создать для США условия безнаказанного превентивного удара США по России. Российские СЯС нельзя сокращать ни на один носитель до полного исчерпания дополнительных сроков гарантии. Это относится, прежде всего, к нашим "тяжелым" МБР с РГЧ типа Р-36. 

Без прочного ядерного щита Россия рухнет. Но сохранить нашу ядерную оборону мы можем лишь при следующих необходимых, хотя и недостаточных условиях: 

- Принятие пакета новых законов, закрепляющих исключительно государственный характер, прежде всего ЯОК России; 
- Восстановление в полном масштабе Минатома РФ; 
- Выход РФ из режима ДВЗЯИ и возобновления ядерных испытаний, начиная с проверки реального боезапаса; 
- Исключение каких-либо количественных сокращений РВСН и срочные меры по разработке новых "тяжелых" МБР с РГЧ. 

Нынешние тенденции в области военного строительства в РФ однозначно свидетельствуют: в обозримой перспективе ВС страны утратят возможность обеспечивать безопасность страны от внешней агрессии. Для изменения сложившейся ситуации необходимо создание новой концепции военного строительства, основанной на оценке реальных внешних угроз для России. На ее основе должны быть определены новые подходы к формированию системы управления ВС и их структуры, военно-технической политики, принципов прохождения службы личным составом, организации боевой подготовки. Это могут сделать только профессионалы, а не менеджеры-дилетанты, такие как Сердюков, Кириенко, Чубайс, Кудрин и т.д., последствия деятельности которых намного вредоноснее открытых врагов. 

И.Никитчук, 
д.т.н. 
www.viperson.ru 

viperson.ru 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован