01 апреля 2010
8945

Сочувствие не стало солидарностью

Взрывы демонстрируют, насколько люди разъединены

Третий день после взрывов в московском метро мог стать в России Днем солидарности - после Дня траура, прошедшего накануне. Однако процесс осмысления случившегося не привел к многолюдным стихийным демонстрациям. Как выяснила "НГ", политические партии тоже дружно отказались от массовых акций. Эксперты "НГ" утверждают: ни общество, ни власти не выдержали теста на зрелость.

Крупные теракты на Западе выводят на улицы сотни тысяч демонстрантов. Люди показывают экстремистам - их цель не достигнута. Поскольку главная цель террора - напугать общество и власть. Массовая акция становится своеобразным коллективным психотерапевтом, она освобождает людей от страха. Кроме того, граждане используют такие демонстрации для давления на сами власти, оказавшиеся неспособными их защитить.

Такого рода мероприятия становятся важным рычагом воздействия гражданского общества на правительство своей страны.

В России вчера День солидарности так и не состоялся. Многие граждане несли цветы на место взрыва уже со вторника. Но были и те, кто пытался использовать трагедию для пополнения своих кошельков, сооружая на крови свой маленький бизнес. Акции, устроенные различными политическими силами, носили спорадический и (или) явно пиаровский характер. Правда, днем были замечены в центре города компактные группы людей под флагами с символикой "Единой России".

"Россия Молодая" с утра заняла Триумфальную площадь, где были развернуты пункты сбора донорской крови. Координатор акции подтвердила "НГ": она в курсе, что эта кровь не будет использована для переливания пострадавшим, поскольку может пойти в ход только через полгода после забора. Однако "ведь сегодня переливают ту, что в запасе, и мы пополним этот самый запас..." - не унывает координатор Надежда. "Россия Молодая" и вечером уходить с площади не собиралась: сдача крови плавно перетекала в акцию "Поколение против террора". "Никаких требований к правительству не будет", - уверила корреспондента "НГ" собеседница.

Из беседы сложилось впечатление, что организация собирается удерживать площадь до победного конца, не допуская туда оппозицию, намеревавшуюся вчера же и там же провести свой ритуальный митинг в защиту ст. 31 Конституции. Правда, уже было известно, что глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева на этом мероприятии не появится. Как и один из лидеров "Солидарности" Борис Немцов. Однако писатель Эдуард Лимонов не изменил своей традиционной повестке дня. Даже ради изменившейся реальности в столице.

На сайте Гарри Каспарова висели два заявления: личное - самого чемпиона и коллективное - от имени бюро "Солидарности" "в связи с терактами". Содержание оказалось предсказуемым: "проблему может решить смена политического курса". Координаты нового не указывались. Корреспондент "НГ" поинтересовалась у Елены Дикун, пресс-секретаря главы Российского народно-демократического союза: не обращался ли Михаил Касьянов к россиянам с призывом выйти на улицы, чтобы продемонстрировать террористам свое бесстрашие, а власти - решительность гражданского общества? "Это безумие! - удивилась вопросу Дикун. - Никаких призывов выйти на улицы Касьянов не делал".

Впрочем, и политические партии вели себя на редкость спокойно. Словно получили установку: не дергаться. Никто и не дергался. Член политбюро "Правого дела" Борис Надеждин сообщил "НГ": "Конкретно идею демонстрации в партии не обсуждали, но если она будет, я бы ее поддержал".

"Патриоты России", как всегда, оказались недоступны. Глава думской фракции "Справедливой России" Николай Левичев - тоже. Впрочем, возможно, это объяснялось естественной слабостью - вместе с лидером партии Сергеем Мироновым Левичев с утра навещал донорский пункт. Партию можно было понять. С обескровленными лидерами - не до демонстраций. Главные соперники эсэров коммунисты тоже не собирались широко митинговать по поводу терактов. На сайте КПРФ не было даже намека на соответствующие призывы.

"Наши законы не предполагают спонтанности, - прояснил ситуацию "НГ" Борис Надеждин. - Они предполагают заявку, поданную за 10 дней". Эту информацию опроверг глава ЦИКа "Единой России" Андрей Воробьев. Оказывается, для выражения скорби нет преград: "Этот формат не требует разрешения". Поэтому партия власти провела вчера свое мероприятие, отметив свою сопричастность событию, всколыхнувшему страну.

Впрочем - насколько и кого всколыхнули эти события? Возможно, у россиян выработался стойкий иммунитет к происходящему. Символично, что первое же после Дня траура утро было отмечено новым взрывом, в Дагестане, где погибли девять человек. Символично и то, что в Москве об этом почти не говорили. Как и во всех предыдущих случаях с терактами на Кавказе. Судя по всему, даже последние взрывы в метро не заставили граждан подумать, что эти события взаимосвязаны. Между тем, как рассказал "НГ" по телефону из Кабардино-Балкарии депутат Госдумы Олег Куликов, там по-настоящему сочувствуют москвичам, которых называют "товарищами по несчастью".

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров обнаружил в жизни российского общества "две очень серьезные застарелые болезни": "Одна - это общество. Мы видели, как в понедельник по-разному реагировали люди. Одни в одиночку спасались, другие воспринимали это не как общее горе, а наоборот, как способ нажиться. Возникает ощущение Москвы как Вавилона, где даже такая беда не способствует сплочению людей. Это самый тяжелый результат. Есть набор активных граждан, но людей, способных к единому порыву, действию, - нет".

Причины этого явления Петров усматривает отчасти в наследии прошлого, отчасти в разочаровании граждан, их стремлении выживать в одиночку: "Взрывы демонстрируют, насколько люди разъединены". К тому же, сетует собеседник "НГ", "у нас нет реальной партийной системы": "Есть главная партия, которой сейчас невыгодно привлекать внимание к этим событиям. Потому что широкие публичные акции ставят под вопрос очень многое, в первую очередь - миф о Владимире Путине как о человеке, который спас нацию и который знает, как решить проблемы Кавказа, который может защитить и т.д. Это партия бюрократическая, которая боится митингов и сборищ людей и по мере возможности старается их избегать".

Остальные политические партии, по словам Николая Петрова, "или привыкли, или приспособились к роли приживалок при богатой тетушке, и в этом смысле тоже не способны на какие-то активные действия. Нет порыва снизу, нет и никакой мотивации со стороны политической бюрократии, а другой у нас пока нет". Кроме того, замечает эксперт, нельзя забывать о сложившейся в стране патримониальной модели: "В сознании граждан утвердилась мысль - власть о нас заботится, она сама должна беспокоиться и сделает все как надо. Нет ощущения, что это дело каждого из нас и что если мы не соберемся вместе и с силами, то власть не может и не хочет это за нас делать. Эта модель тоже не случайная, она сознательно и целенаправленно долгое время культивируется. Если у тебя есть проблемы - напиши письмо президенту, он вмешается и эту проблему решит... Сейчас проявилось отсутствие каналов для консолидированного действия. Соответствующих институтов. И это обстоятельство играет очень негативную роль. Ситуация сильно контрастирует с тем, что мы видим в нормальных демократических странах".

В той же Испании, добавляет политолог, "нормальным поведением является требование к власти сделать то или другое и разобраться, наказать, обеспечить... В России нормальное поведение - ждать, когда власть скажет: давайте сделаем то-то, и тогда выступить за или против. Это вредная реактивная модель".

01.04.2010
Александра Самарина
www.ng.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован