29 августа 2008
1606

`Правда`: `Круглый стол` на тему `Образование для всех: от младенчества до студенчества`

В редакции газеты "Правда" состоялся "круглый стол", посвящённый проблемам образования в России.

В канун нового учебного года в редакции газеты "Правда" собрались люди, которые живут проблемами образования, болеют его хворями, страдают от тех ударов, которые наносят по отечественной школе политическими кувалдами нынешние правители России. Во встрече участвовали около 50 человек. На "круглом столе" присутствовали депутаты Государственной думы Российской Федерации, Московской городской и Московской областной думы. Вместе с политиками о судьбе школы размышляли недавний морской офицер, создавший кадетскую школу, и академик Российской академии сельскохозяйственных наук, ответственный сотрудник федерального министерства и специалист по социологии образования, профессора и студентка...

Организаторами этого "круглого стола" наряду с "Правдой" были депутаты из думской фракции КПРФ и "Всероссийский женский союз - "Надежда России". В его подготовке и проведении активно участвовал отдел протестного движения Центрального Комитета Компартии РФ. Такой набор организаторов не случаен. Депутаты коммунистической фракции Государственной думы России, начиная с первого созыва, решительно заявили себя последовательными защитниками отечественной системы образования. Не случайно И.И. Мельникова, много лет возглавлявшего Комитет Госдумы по образованию и науке, и О.Н. Смолина, который и сегодня является заместителем председателя этого комитета, знает всё педагогическое сообщество страны.

Что касается "Надежды России", то какая надежда в современном мире без образования?! Испокон века надежда матерей - это разносторонне образованные дети. Не чужие люди в этом ряду и организаторы протестного движения. Образование в Российской Федерации власть довела до ручки. Чтобы его поддержать, чтобы спасти школу от грозящей катастрофы, требуются протестные акции. Эта тема звучала громко на прошедшем "круглом столе". Наверняка еще громче она прозвучит 29 августа, во время Всероссийской протестной акции, посвященной как раз защите образования.

"Круглый стол" открыл коротким вступительным словом член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной думы, главный редактор газеты "Правда" В.С. Шурчанов. Он напомнил, что "Правда" всегда держала и держит в поле зрения жизнь школы, что тема образования имеет постоянную прописку на ее страницах. Потому-то именно "Правда" собрала на "круглый стол" этот неравнодушный круг его заступников и радетелей.

Вела заседание "круглого стола", названного "Образование для всех: от младенчества до студенчества", Ж.М. Балева. Жанетта Михайловна возглавляет Московское городское отделение общероссийского общественного движения "Всероссийский женский союз" - "Надежда России".

Предполагается, что стенограмма этого "круглого стола" в ближайшее время будет издана отдельной брошюрой. А сегодня перед вами газетный отчет об этой встрече.

Монотонно убывающая функция

Выступление И.И. Мельникова и логикой "круглого стола", и содержательной насыщенностью превратилось в головной доклад. Первый заместитель Председателя ЦК КПРФ, заместитель председателя Государственной думы РФ фактически установил планку, ниже которой вести обсуждение стало просто неприлично. Впрочем, у читателя есть возможность ознакомиться практически с полным текстом этого выступления:

"Прежде всего давайте выделим главные черты российской образовательной политики.

Для этого необходимо охарактеризовать тот фон, на котором осуществляется эта политика.

А таким фоном являются определяющие тенденции развития образования в планетарном масштабе. Они характеризуются заметным наращиванием внимания к образованию, которое выступает ныне одним из главных источников достижений в сфере экономики.

Если же обратить взор на нашу страну, то можно удовлетвориться только тем, что образование оказалось той сферой, которая разрушена меньше по сравнению с другими социальными сферами. Но не потому, что ее не пытался развалить правящий режим, а потому, что этому противилось общество, о чем участники этого "круглого стола" знают по своему личному опыту.

И всё-таки доступность и качество отечественного образования продолжают заметно снижаться. Либеральный курс власти направлен на то, чтобы подчинить образование сиюминутным рыночным потребностям, превратить его в элитарную услугу. Ограничиваются конституционные права граждан, растет их неравенство в этой области.

Конечно, в последние годы были и какие-то позитивные шаги в этой сфере. Но даже они осуществлялись удивительно неуклюже. Возьмем для примера плату за классное руководство. Дело, конечно, благое. Но это - надбавка не всем, она не индексируется. К тому же она сопровождается громадным объемом отчетности, из-за чего некоторые учителя готовы даже отказаться от неё. Впрочем, с 2010 года государство намерено отказаться от этого обязательства, переложив груз и этой надбавки на власти субъектов Федерации.

Государственное базовое финансирование образования всё чаще подменяется то грантами, то выборочным предоставлением различных надбавок. Мы считаем этот курс неправильным. Позиция КПРФ становится особенно понятной, если учитывать, что правительство постоянно снижает долю бюджетных расходов на образование. В 2007 году доля образования в расходах федерального бюджета составляла чуть более 5%. В скорректированном бюджете 2008 года на эту статью приходится 4,79%, в следующем году она снизится до 4,65%, а в 2010 году - уже 4,53%. Такую тенденцию математики называют монотонно убывающей функцией.

Поэтому заявления представителей правительства об их чрезвычайно большой поддержке образования подтверждаются обычно лишь лукавой манипуляцией цифрами. Это особенно очевидно, если сопоставить нынешние расходы и расходы доперестроечных 70-х годов. Тогда они не опускались ниже 7% валового внутреннего продукта. Сейчас в так называемых развитых капиталистических странах этот показатель составляет 5,3-5,5%. А вот в нынешней РФ - не более 3,5%.

Что касается национального проекта "Образование", то он сейчас свертывается. Мы же предлагали его расширить, включив в него наиболее злободневные позиции:

а) восстановление системы дошкольного образования -за последние годы вдвое сократились и численность, и доля детей, которые посещают дошкольные учреждения);

б) борьба с беспризорностью и необходимость посадить за парты всех детей школьного возраста -речь идет, по некоторым данным, о 2,5 миллиона подростков). Решению этой задачи способствовало бы и доведение размера детского пособия на каждого ребенка до прожиточного минимума;

в) в рамках проекта "Образование" было бы целесообразно обеспечить достойную зарплату всем работникам образования; мы предлагали приравнять учителей по оплате труда и пенсионному обеспечению к государственным служащим;

г) восстановить общеобразовательный телеканал для населения;

д) страна должна определить шаги к переходу к общедоступному высшему образованию, как это делают экономически высокоразвитые страны.

Вместо включения этих насущных задач в национальный образовательный проект правительство и Кремль сокращают его финансирование. В 2008 году на проект "Образование" выделено 43 миллиарда рублей, в 2009 году - вдвое меньше, а в 2010 году - вообще ничего.

Острейшей проблемой образования стала стагнация зарплаты его работников по отношению к уровню цен на товары массового спроса. Все так называемые повышения зарплаты в этой сфере лишь компенсируют инфляцию, вызываемую ростом цен на товары первой необходимости и услуги.

Нельзя мириться с ежегодным сокращением численности и доли студентов, обучение которых должно вестись на бюджетной основе. Мы не забыли, что в СССР учеба всех 100% студентов финансировалась государством. Советский пример оказал положительное влияние на Запад. Так, в современной Германии примерно 90% студентов учатся за счет бюджета. Что касается современной России, то нынче учеба менее 40% студентов финансируется государством. Причем их доля сокращается ежегодно.

В планах Министерства образования и науки заложено сокращение российской высшей школы, близкое к ее разрушению. Министр Фурсенко считает, что необходимо оставить только 200 вузов, преобразовав остальные в учреждения среднего и начального профессионального образования.

Огромное социальное напряжение в образовательном сообществе вызвал ряд принятых властью законов. Первое место среди них занимает пресловутый 122-й закон, который в народе получил название "закон о монетизации льгот". Он не только ударил по ветеранам и инвалидам, но и разрушил образовательное законодательство РФ. Им отменены налоговые льготы вузам и запрет на сокращение бюджетных мест для студентов, тяжелый удар нанесён по средней школе, отменены имевшиеся прежде социальные гарантии оплаты труда и т. д.

Не менее вредоносным стал и закон "Об автономных учреждениях". Он предусматривает в перспективе не только дальнейшую коммерциализацию, но и приватизацию учреждений образования. Еще одну беду несет закон о двухуровневой системе высшего образования с низкокачественным первым уровнем и дорогостоящим вторым - для избранных.

Наконец, нельзя не назвать в этом ряду закон о Едином государственном экзамене.

Нынешние итоги ЕГЭ однозначно поставили в повестку дня вопрос о пересмотре этого закона.

Таковы некоторые черты, которые позволяют указать контуры важнейших проблем сегодняшнего российского образования. Нашей фракцией в Государственной думе разработана программа их решения. Более того, для этой цели создано и активно работает общественное движение "Образование для всех".

Лоскутное одеяло образования

- В работе "круглого стола" участвовали специалисты всех звеньев нынешней образовательной системы. Понятно, что выступавшие чаще всего говорили о средней школе - о ее бедах и истоках выживания в "окаянные дни", наступившие после разрушения СССР.

Заинтересованно и обстоятельно анализировала нынешнее состояние средней школы московская учительница О.А. Осадчук. Она ярко иллюстрировала отсутствие государственной стратегии в области образования. Достаточно вспомнить, как менялись директивы о том, должна ли школа воспитывать. В 90-е годы либералы от власти и чиновники-образованцы требовали исключить любую воспитательную работу из стен школы. Этот груз пытались целиком взвалить на семью. Затея политически и социально совсем небескорыстная: таким способом правящий режим стремится ускоренными темпами атомизировать общество.

Ольга Алексеевна обстоятельно анализировала и навязанный средней школе Единый государственный экзамен. Педагогическая общественность видит его ущербность не в контроле государства за качеством знаний, а в том, что ЕГЭ коренным образом меняет ориентиры отечественного образования. Следуя традициям передовых педагогов России, советская школа стремилась сформировать творческую личность, человека думающего, заинтересованно относящегося не только к его ближайшему окружению, но и к общезначимым общественным процессам. ЕГЭ выдергивает этот стержень из системы отечественного образования. Идеал человека-творца вытесняется идеалом узкосориентированного ремесленника.

Поднятая О.А. Осадчук тема формирования личности стала фактически доминирующей на "круглом столе". Его участники всерьез беспокоились о нынешнем типе личности не только школьника, но и его наставника. Практически единодушно они приходили к заключению, что целенаправленно навязываемая либералами - рыночниками деформация личности является производной деформации общества.

Урод-капитализм заинтересован в уроде-личности.

Эту тему энергично продолжила преподаватель колледжа из г. Лобня Московской области Н.А. Нечаева:

"Пришло время, когда буквально впору букварь открывать теми словами, какими он начинался в первые годы Советской власти: "Мы не рабы, рабы - не мы". Дело в том, что у нас сейчас насаждается общество рабства наихудшего типа - рабства страха. Учителя боятся, что их уволят, родители - что их ребенку создадут в школе нетерпимые условия, дети боятся плохих отметок, руководители школ боятся чиновников от образования...

Об отношении к образованию удивительно ярко говорит такой факт: в городе Лобня открыли новую школу, торопились, чтобы приурочить торжество открытия к выборам. А теперь посмотрим, где нашли для нее место. С одной стороны - в 200 метрах экологически чрезвычайно вредный завод гидроизоляционных материалов, с другой - цементный завод, с третьей - свалка, с четвертой - предприятие по производству игрушек, которые изготовляются отнюдь не из экологически чистых материалов. Ясно, что руководству города было хорошо известно, в какую среду он воткнул школу. Это не недогляд, не случайная оплошность, это - образец отношения к образованию, к детям, к будущему страны. Итог: по данным специалистов, наибольшими темпами в Москве и Подмосковье растет заболеваемость среди школьников онкологическими и психическими болезнями.

Сегодня чиновник от образования становится недругом образования и тех, кто верно ему служит. Есть в Москве 110-я школа с углубленным изучением испанского языка. Школа с богатыми традициями. В 2002 году в эту школу был назначен толковый директор, стал наводить порядок. Повышение требований привело к сокращению медалистов. Прежде-то в каждом выпускном классе их было по двенадцать-пятнадцать. Директора за такие "вольности" департамент образования округа уволил. Та же судьба постигла и его преемника. Чиновнику нужнее цифры показателей, чем качество знаний".

Выступления педагогов на "круглом столе" наглядно убеждали, что вся будничная работа школы представляет собой фактически каждодневное сопротивление навязываемым стандартам общественных отношений. Честь учителя требует беречь культурные образцы советской эпохи, вобравшие в себя национальное достояние всех народов России.

Пожалуй, наиболее ярко этот мотив прозвучал в выступлении социолога кандидата исторических наук Т.Н. Сидоровой. Она рассказала о школе интернате для беспризорных. Сюда поступают дети, с которыми способны работать лишь подвижники. Вот в интернат прямо с улицы попадает 15-летний подросток - девочка примечательна тем, что совсем не умеет читать... Вот поступили беспризорники, у которых трудно установить цвет волос: мешает невообразимое обилие вшей...

Своим поведением новички чаще всего похожи на зверьков. А коллектив интерната стремится восстановить в каждом из них человеческое начало, убедить в ценности труда.

Здесь работа - всегда педагогическое методическое творчество. Где вы найдете рекомендацию, чтобы директор интерната брал подростка на руки и бережно нес в школьный класс?!

И Татьяна Николаевна делает вывод: "В нынешних условиях служение образованию, борьба за его сохранение - это подвижничество, близкое к подвигу по защите национальных интересов".

А вот еще одна "нестандартная" составляющая нынешнего образования. О ней рассказывает представитель Министерства здравоохранения и социального развития РФ И.Ю. Казаченко:

"Одной из сфер сотрудничества Министерства здравоохранения и социального развития и Министерства образования и науки стала диспансеризация детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Такое сотрудничество вошло в практику с 2007 года. На основе диспансеризации создается паспорт здоровья ребенка.

Этот документ помогает обеспечить профилактику здоровья подрастающего человека не только сегодня, но и в будущем.

Сложным остается положение детей-инвалидов. В России их зарегистрировано свыше 536 тысяч человек. Большая часть из них воспитывается в семьях. Но есть два вида учреждений, в которых стационарно проживают дети-инвалиды. Это дома-интернаты и учреждения для умственно отсталых детей и детей с физическими недостатками, а также дома ребенка. Все эти учреждения обеспечивают образование и воспитание детей. Сейчас предусмотрены средства, необходимые для подключения к Интернету учреждений, в которых проживают дети с физическими недостатками".

С большой заинтересованностью говорил о проблемах несовершеннолетних и защите их прав ответственный секретарь Московской городской межведомственной комиссии, занимающейся этими вопросами, Ю.Б. Котов.

А вот проблемы иного уровня. "В 90-е годы системы начального профессионального образования и средних специальных учебных заведений были объединены в колледжи,- напоминает заместитель директора строительного колледжа г. Москвы С.Н. Ягуфарова.- В Москве в результате этого практически полностью исчезли профессионально-технические училища. При этом колледжи стали двухступенчатыми. Например, в нашем строительном колледже одно из шести отделений дает среднее профессиональное образование, а остальные пять - начальное.

Состав учащихся непростой.

Из 2500 человек у нас обучаются примерно 300 детей-сирот, для них есть два специальных общежития. Но трудности педагогам создают подростки, которые состоят на учете в милиции, о которых плохо заботятся в их семьях. В таком образовательном учреждении просто невозможно не заниматься воспитательной работой. И не случайно в колледже созданы четыре музея трудовой и боевой славы, работают два поисковых отряда, которые обнаружили сотни останков защитников Советской Родины в годы Великой Отечественной войны.

Но нашей работе серьезно противодействует атмосфера, которую насаждают капитализм и его певцы из средств массовой информации. Как известно, погоня за прибылью и предпринимателей от алкоголя, и хозяев СМИ привела к безудержной рекламе пива и даже водки. Противостоять силами педагогов этому валу разрушения личности очень трудно".

Наверное, многих, кто сидел в тот час в просторном кабинете главного редактора "Правды" -кстати, это "по совместительству" и зал заседаний редакционной коллегии, и кабинет для ежедневных оперативок, и т. д., и т. п.), можно с полным основанием назвать подвижниками. Но вот этого человека - наверняка. Он выделялся уже тем, что был единственным в зале в военной форме. Капитан первого ранга Е.А. Введенский создал одну из первых в современной России кадетских школ, которую и возглавляет. Естественно, что Евгений Александрович начал свое выступление с рассказа о ней.

Однако очень скоро он перешел к проблемам, далеко выходящим за пределы одного учебного заведения. Кадетская школа по своей природе такова, что ориентирует воспитанников прежде всего на военную службу. А это - дело мужское. Следовательно, в повестку дня всё настойчивее встает вопрос о раздельном обучении мальчиков и девочек. Однако у современных педагогов такого опыта нет: более полувека в стране не было раздельного обучения. Для него никто не готовил кадры. Но и сегодня, когда численность кадетских школ и корпусов интенсивно растет, об этой стороне дела никто всерьез не задумывается.

Директора кадетской школы беспокоит дальнейшее получение образования ее воспитанниками. Он сетует, что в стране безудержно плодятся вузы скороспелки, прежде всего негосударственные. Пришлось ему недавно инспектировать один подобный вуз-новодел на Дальнем Востоке. Когда программа проверки была в основном завершена, Е.А. Введенский попросил ректора собрать ученый совет, чтобы обменяться мнениями. Оказалось, что это невозможно. Из вполне "типового" состава ученого совета в этом вузе постоянно работает один-единственный человек. Дело в том, что нет в нем других преподавателей, имеющих ученую степень. "Чему же способен научить такой вуз?" - задается естественным вопросом Евгений Александрович. Он очень бы не хотел, чтобы его кадеты учились в подобных институтах-университетах.

Слово берет депутат Московской областной думы Ш.В. Вердиханов. За его плечами - 35 лет педагогической работы. Послушаем его:

"Козьма Прутков учил: зри в корень. Главная задача существующей общественно-политической системы - поиск выгоды во всех сферах социально-экономической деятельности. Этот подход навязан и образованию. Всё остальное, о чем мы говорим,- это следствие. А бороться надо с причиной. Следовательно, надо выяснить, в какой личности нуждаются власть и государство, которое она возглавляет. Между интересами общества и власти в этой сфере - глубочайшие противоречия. Общество заинтересовано в формировании человека-гражданина, а нынешней власти нужен прежде всего винтик-потребитель для рыночной системы.

Советская система ориентировалась на формирование творческой, всесторонне развитой личности, а навязываемая Болонская система образования готовит ремесленника. Конечно, у буржуазного общества тоже есть потребность в специалистах, которые должны думать масштабно, но режим надеется, что таких будут готовить несколько элитных вузов.

Современное образование власть пытается отделить от воспитания. Им-де должна заниматься семья. А кто будет воспитывать семью? Сегодня крайне необходим закон о воспитании. Речь идет не о каком-то одном, пусть и важном виде воспитания, например, патриотическом. Я имею в виду воспитание интегральное, воспитание в широком смысле слова.

Необходимо преодолеть подмену тяги к знаниям тягой к диплому. Сегодня эту подмену широко культивируют коммерческие вузы. Фактически они занимаются продажей дипломов, только продажей не одномоментной, как в переходе метро, а растянутой во времени. Кстати, практически все коммерческие вузы имеют гуманитарную специализацию: не нужны лаборатории, приборы, препараты и т. д. Класс, компьютер, какой-никакой преподаватель - вот и все условия для получения немалой прибыли. Но если так, то можно уверенно утверждать, что система лицензирования этих вузов чрезвычайно коррумпирована.

Деформация системы образования неизбежно ведет к падению престижа педагога. Начинается этот негативный процесс с падения престижа школьного учителя, который стоит у истоков формирования инженеров и ученых, мэров, пэров и... бандитов. Иногда низкий престиж объясняют только низкой зарплатой. Но в Московской области средняя зарплата учителя выше 20 тысяч рублей. А вот престиж остается низким: в школу идет не более 30% выпускников педвузов. Впрочем, зарплата учителей Подмосковья - это исключение. Недавно был в Дагестане. Племянник после окончания вуза преподает физику в школе, зарплата - около 5 тысяч рублей. Вот и появилась "научная формула": какова зарплата, так и учим".

Через призму региональных интересов

Как сказала депутат Государственной думы РФ, первый секретарь Кемеровского обкома КПРФ Н.А. Останина, "Правда" стала единственной газетой, которая глубоко и аргументированно поставила проблемы сельской школы. Нет, я не говорю, что другие газеты не касаются этой темы. Так, большинство изданий не обошло вниманием "желтый автобус". Но смотрят на него чаще всего глазами чиновников. В чем суть нынешнего чиновничьего взгляда на сельскую школу? Заместитель министра образования и науки И. Калина выразил его, этот взгляд, весьма патетически. Приятно-де, что учебный день сельского школьника начинается не со школьного порога, а со ступеньки автобуса. Приятно ему видеть, что заспанные ребята у крыльца своего дома садятся в автобус и в нем досматривают утренние сны... Однако такого комфорта не хотят ни сами дети, ни их родители. Те и другие недовольны закрытием всё новых и новых деревенских школ.

Выполняя волю избирателей, я обратилась со множеством писем в разные инстанции, вплоть до президента. Из Кремля ответили, конечно же, что судьба сельских школ решается властями субъектов Федерации! А вот ответ из Минобрнауки даже порадовал. Сотрудники этого министерства отсылали к закону 1996 года, который был подготовлен при активном участии депутатов коммунистов: председателем Комитета по образованию тогда был И.И. Мельников, а его первым заместителем - О.Н. Смолин. Так вот в том законе записано, что, во-первых, никакое учебное заведение не может быть закрыто без экспертной оценки; во-вторых, нельзя закрыть сельскую школу без согласия сельского схода. К сожалению, на практике уничтожение сельских школ, несмотря на существующее законодательство, уже начато.

А теперь о грантах. Я поддерживаю утверждение И.И. Мельникова, что грант не в состоянии заменить бюджетное финансирование. К сожалению, в ловушку "расстрельной практики" грантов и прочих горе-новинок попалась наша Кемеровская область. Во фракцию на имя Г.А. Зюганова пришло письмо. В нем читательница из г. Маринска -это южный Кузбасс) рассказывает, как ребятишки - второклассники ходили по домам и собирали подписи в защиту школы и своего учителя. Маленькую школу здесь защищали, как родной дом. Читать такие письма без боли невозможно..

Ссылка на то, что малые школы укомплектованы низкоквалифицированными учителями - это тоже лукавство. Мне пришло письмо из сельской школы, над которой навис дамоклов меч закрытия. В нем данные об образовании педагогов. Здесь 90% учителей имеют высшее образование.

Стаж работы в школе у некоторых достиг 30 с лишним лет. Стыдно подозревать таких учителей в низкой квалификации. Что касается качества получаемого образования, то 90% выпускников этой школы поступают в колледжи и вузы.

Заметьте: я веду речь о Кузбассе. Регион динамично развивается. Цена угля приближается к цене нефти. Область "обзавелась" уже двумя долларовыми миллиардерами. Иначе говоря, здесь не приходится говорить о нехватке финансов. Остается одно: предполагать, что уничтожение школ является целенаправленной политикой нынешней властной вертикали. Причем региональная власть весьма активна в этом разрушении образования, а следовательно, и села. Так, если это целенаправленно делает власть, то столь же целенаправленно должна быть организована и борьба с нею.

По инициативе нашей фракции Госдума в начале сентября планирует обсудить вопрос о сельской школе. Остроту проблемы начали понимать уже и депутаты других фракций.

Очень хотелось бы, чтобы мы, депутаты Думы, не заболтали важнейший вопрос. А для этого требуется давление общественности - и учительства, и родителей".

Следом за Ниной Александровной на "круглом столе" выступала депутат Московской областной думы Н.Н. Еремейцева. Наряду с темой формирования личности с активной жизненной позицией в ее размышлениях обращалось серьезное внимание на региональный аспект образовательной политики.

Россия в пору реставрации капитализма превращается во всё более зримый клубок социальных проблем. Но проблемы-то эти существуют в реальном пространстве, привязаны к местности. После разрушения СССР в Россию хлынул поток мигрантов из вчерашних союзных республик. То была первая миграционная волна. Сейчас мы стали очевидцами второй волны. У нее есть благообразное название - трудовая миграция. Но хотя она называется трудовой, ее влияние на систему образования очень существенно и противоречиво.

Наталья Николаевна приводит цифры, над которыми нельзя не задуматься. В 2007 году в Московской области родилось примерно 60 тысяч детей. Из них 11 тысяч - дети трудовых мигрантов. В повестку дня встает проблема существенных изменений демографического состава населения Подмосковья. Эти изменения должны быть тщательно изучены и учтены в разработке и осуществлении образовательной политики.

Региональный срез современной системы образования стал основной темой выступления другого депутата Московской областной думы - С.В. Фёдорова:

"Сейчас часто звучит цифра: только менее 40% абитуриентов приняты на бюджетные места. Но это лукавая цифра. Дело в том, что многие абитуриенты московских вузов, поступая на бюджетные места, фактически платят за них такие же суммы, что и те абитуриенты, которые официально приняты в вуз на платной основе.

Наша сегодняшняя школа выдерживает удары, которые наносят по ней ее разрушители, только благодаря тому, что в ней еще остаются советские учителя. Но таких, к сожалению, становится всё меньше и меньше.

Из постсоветских выпусков вузов в школу, как уже отмечалось, часто люди приходят лишь на два-три года. Думается, лучше бы они совсем не приходили: только портят детей.

Москва, по логике вещей, испытывать дефицит педагогических кадров не должна: здесь столько педвузов, что порой плакать хочется. У меня под окнами прежде был детский сад, сейчас это - одно из отделений городского педагогического института им. Шолохова. Педвузы растут, число детей в стране сокращается, а учителей не хватает больше прежнего. Думаю, дело в том, что раньше в школе оставались работать до 70% выпускников, а сейчас - не более 30%.

Чтобы образование в такой стране, как Россия, было качественным, оно должно быть от начала до конца государственным, общедоступным, бесплатным для тех, кто его получает. И за результат обучения тоже должно отвечать государство".

Уровни развала высшей школы

Разговор на "круглом столе" всей своей логикой "катился" в сторону высшей школы, которую в последнее время режим принялся реформировать "через колено". Попытки перелицевать ее на закордонный манер предпринимались уже в конце 1991 года. Они носили откровенно идеологический характер. По инициативе тогдашнего государственного секретаря правительства РФ Г. Бурбулиса была предпринята попытка выкорчевать обществоведческие дисциплины, так как бывший доцент научного коммунизма видел в них рассадник научного знания, а марксизма-ленинизма он боялся, как чёрт ладана.

Однако политическое противостояние в обществе в ту пору было слишком крутым, поэтому ликвидации обществоведения не случилось, ограничились его ощипыванием.

Затем пришла с Запада новая мода. В заморских учебных планах 25% аудиторного времени отводится общественно-гуманитарным дисциплинам, независимо от профиля подготовки кадров. Поэтому будущих инженеров стали потчевать психологией, педагогикой, социологией, религиоведением и т. д., и т. п. Сейчас, вспомнив Бурбулиса, планируют все излишества с корнем вырвать, а от "классических" философии и отечественной истории оставить одни вершки.

Впрочем, о нынешних прожектах разрушительных реформ высшей школы речь еще впереди.

Однако есть аспект вузовской жизни, острота которого за последние 17 лет только возрастает. Это - зарплата профессорско-преподавательского состава и студенческие стипендии. На "круглом столе" глубоко профессионально, с цифрами в руках эту тему поднял доцент Московского энергетического института А.И. Евсеев:

"Я хотел бы указать на чрезвычайно низкий уровень зарплаты преподавателей высшей школы. Сегодня ассистент получает 3 тысячи рублей в месяц, доцент - 9 тысяч, профессор - 13 тысяч. Это со всеми надбавками - за ученую степень, за ученое звание и т. д. Такая картина в государственных вузах федерального подчинения. Но в Москве есть несколько муниципальных вузов. Там зарплата ассистента от 8 до 11 тысяч рублей, доцента - 24 тысячи, профессора - 33 тысячи рублей. Это за одинаковую работу в условиях одного и того же города.

Но не меньше ошеломляет и другое сравнение. На почте висит объявление: требуются почтальоны с зарплатой 13 тысяч рублей. Если висит объявление, значит, москвичи не спешат на такую зарплату. А профессора - работают. Отсюда печальное следствие: не только хорошие студенты, но даже и середнячки не хотят оставаться в вузе на научно-педагогической работе. Поэтому средний возраст профессоров у нас свыше 60 лет. Преподаватели, которые помоложе, работают -вынуждены работать) в двух-трех местах, чтобы можно было содержать семью. Ясно, как это сказывается на качестве и преподавания, и научно-исследовательской работы. Из-за перегрузок и возраста кадры высшей школы просто вымирают. И нет учеников, которые могли бы продолжить их дело. Из-за этого в нашем вузе закрываются некоторые специализации: по ним выпускников готовить уже некому.

Что касается разговоров о повышении зарплаты, то они очень лукавые. Например, обещание повысить зарплату на 30%. При этом остается для общества в тени, что эти 30% будут исчислять не от того, что получает преподаватель, а от его оклада, который составляет лишь часть зарплаты работника вуза. Фактическое повышение зарплаты составит 9-18% при инфляции 20-30%. Однако это не всё. При такой зарплате постоянно увеличивается аудиторная нагрузка на преподавателя. Ежегодно сокращается численность профессорско-преподавательских кадров.

Выстраивается продуманная схема: сначала посредством нищеты довели кадры вузов до критического состояния, а теперь обвиняют в этом сами вузы и заявляют, что их надо закрывать".

Представителя преподавательского корпуса активно поддержала участвовавшая в "круглом столе" студентка. К сказанному Анатолием Ильичом занимающаяся в Московском строительном университете добавила:

"Бесплатного образования сейчас нет. В нашем строительном университете фактически каждый семестр обучения стоит 2 тысячи евро. А при этом средняя стипендия студента равна 1100 рублям, и даже повышенная, которую я получаю, не превышает 1900 рублей. А теперь посчитаем расходы студента. 1200 рублей он должен отдать за ежемесячный проезд в общественном транспорте.

Минимальная стоимость обеда - 50 рублей. Кроме того, желательно -а фактически - обязательно) покупать выпускаемую кафедрами научную, учебную и методическую литературу. Одно такое издание стоит от 50 до 200 рублей. После всего этого надо ли удивляться, что чаще всего у студентов обнаруживаются нервные заболевания?" Итак, о "вечных" проблемах постсоветского высшего образования сказано убедительно и ярко. А теперь о том, что ворвалось в вузовскую жизнь и вызвало тревогу за само существование качественного высшего образования. Вот как охарактеризовал новые проблемы высшей школы председатель общероссийской общественной организации "Российские ученые социалистической ориентации", заведующий кафедрой Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева академик РАСХ В.С. Шевелуха:

"Нынешнее состояние страны я определяю так: ситуация на грани катастрофы. На ходу выработанный десятилетиями и веками отечественный процесс образования заменяется другим - иностранным. Сегодня дело дошло уже до замены учебных стандартов. А новые стандарты не ориентируются на подготовку специалиста профессионала. Необходимо незамедлительно остановить разрушительный процесс.

Я попытался - на своем уровне -замечу: довольно значительном) - на совещании в Брянске, где участвовали ректоры сельхозвузов и представители министерств сельского хозяйства и образования и науки, высказать наши возражения. Результат - нулевой. Одновременно в высшей школе разрушается система идейно нравственного воспитания.

Достоинством советской школы была мощная естественнонаучная подготовка. А это означает, что глубокое знание физики и химии неизбежно становилось надежной базой материалистического мировоззрения учащейся молодежи.

Широкий круг проблем образования я ставил перед президентом Академии образования РФ, перед правительством и президентом России. Однако власть пренебрегает мнением ученых даже тогда, когда речь идет об образовании. Она создала рычаги давления на ректоров вузов и директоров школ. Самостоятельно они не отступят от Болонской модели. Только массовый протест может принудить их остановить разрушение российского образования".

Не менее остро выступил депутат Московской городской думы, кандидат в члены ЦК КПРФ доцент С.В. Никитин.

Обращаясь к собравшимся, он заметил:

"Мы здесь критикуем за состояние образования министра. Но Фурсенко проводит курс, который определяют президент и премьер-министр, они и несут всю ответственность за реализацию права граждан на образование. С них и надо спрашивать по всей строгости.

Вообще надо рассматривать образование и все его звенья как элементы общественнополитической системы. Говорят, ЕГЭ сократил коррупцию в вузах. Допускаю. Но он увеличил ее в других звеньях системы, которая от перехода к ЕГЭ свой характер ничуть не изменила. А вот тому, что единый экзамен дает точную оценку знаний, верить нет оснований. Потому вузы и ищут в законодательстве лазейки, чтобы сохранить вступительные экзамены, чтобы получить более-менее подготовленный контингент студентов.

Правда, эти усилия вузов фактически разрушаются введением двухуровневой системы подготовки. Вводя бакалавриат как основное звено вуза, закончив которое человек навсегда покинет его стены, государство рассчитывает сэкономить на образовании колоссальные средства. Устраняется самый ресурсоемкий пятый год обучения. Что касается магистратуры, то есть основание подозревать, что она будет платной, несмотря на то, что в нее планируется принимать лишь четвертую -а то и пятую) часть выпускников бакалавриата. В результате неминуемо снижается интеллектуальный уровень общества.

Надо четко определить круг чинов, ответственных за разрушение образования, и именно им предъявить народный счет - и в каждом учебном заведении, и в массовых протестных акциях. Эти люди разрушают будущее нации".

Анализ "перестройки" высшей школы продолжил доктор философских наук профессор В.В. Трушков. Он обратил внимание на то, что все реформы образования неизменно сопровождаются дезинформацией, лукавством и лицемерием. Так, официальный мотив введения ЕГЭ - забота о том, чтобы молодежь имела равный доступ в престижные вузы независимо от места окончания средней школы. Но преградой для поступления в столичные вузы стали дороговизна железнодорожных и авиационных билетов, самая высокая в мире стоимость жизни в Москве, низкий жизненный уровень в провинции и другие подобные "дары" капитализма.

Проблему введения бакалавриата и магистратуры сводят к мифической заботе о качестве знаний, а фактически разрушают не только высшее образование, но и науку, и реальный сектор экономики - от промышленности до АПК. Прежде всего бакалавр с его объемом знаний подготовлен только к деятельности менеджера по продажам. Ни в каком конкретном деле он еще не специалист. Выпускник советского техникума был куда подготовленнее для реальной работы, чем бакалавр: "Не случайно большинство моих однокурсников по металлургическому техникуму уже через год работали мастерами".

Не меньше проблем с магистратурой. Она впитает в себя примерно 25% выпускников бакалавриата. Но поскольку она планируется платной, то в нее попадут не самые сильные студенты. Между тем уже сегодня кафедры ориентируются на то, что выпускники магистратуры пойдут на научно-преподавательскую работу. Но тут два "но". Об одном говорили: низкая зарплата. Появится и второе: вуз будет готовить выпускников не по специальностям, а по "направлениям", которым существующая структура кафедр не соответствует.

Третий удар по выпускающим кафедрам нанесет сокращение их учебной нагрузки по подготовке бакалавров. Кроме того, им в течение нескольких лет будет некого принимать в аспирантуру, так как бакалавры - это лица с недовысшим образованием, им двери в аспирантуру закрыты. В общем, опытные кадры будут вытеснены из вузов, смены у них сегодня нет, а когда появится массовый выпуск из магистратуры, в университетах не останется профессоров, которые способны их ввести в науку.

Все эти горе-преобразования, конечно же, порождены реставрацией капитализма. Но этого факта недостаточно для объяснения вытворяемого властью. Так могут поступать только временщики, потому что даже приверженцы развития капитализма (посмотрите на Запад) заинтересованы в квалифицированных специалистах, пригодных для обеспечения прогресса как в экономике, так и в науке. Такие реформы могут проводить не просто космополиты, не просто антигосударственники, но закоренелые супостаты России.

Сфера социальной сегрегации

Выступление заместителя председателя Комитета по образованию и науке доктора философских наук профессора О.Н. Смолина представляло собой анализ социальных последствий разрушительной перестройки образования, которую вытворяют по либеральным лекалам всякого рода фурсенки. Участники "круглого стола" ознакомились с этим анализом с огромным интересом. Мы предоставляем такую же возможность и нашим читателям:

"Если посмотреть на наше сегодняшнее образование через призму международных сравнений, то его ухудшение станет особенно ясным: с 15-го места мы скатились на 26-е. Правда, среди всех характеристик человеческого потенциала этот показатель у России самый лучший.

Еще недавно, в 1995 году, естественно-научное образование в российской школе было поставлено заметно лучше, чем в большинстве стран Евросоюза. Это не советская пропаганда, а вывод Всемирного банка. Однако недавнее исследование наших социологов уже не подтверждает былого заключения Всемирного банка. 28% граждан России утверждали в ходе нынешнего опроса, что Солнце - это спутник Земли. Эти люди живут в докоперниковскую эпоху. 33% опрошенных заявили, что если радиоактивное молоко прокипятить, то радиоактивность исчезает. Оставляю этот ответ без комментариев.

В современной образовательной политике можно отыскать отдельные положения, которые не вызывают нашего отторжения. Даже доля бюджетных расходов по сравнению с 90-ми годами заметно выросла. Мы поддержали закон о бесплатном обучении контрактников, так как он помогает выравнивать образовательные возможности. То же можно сказать о доплате за классное руководство. Правда, классного руководителя теперь обложили таким количеством отчетов, что один директор на нашей конференции "Образование для всех" с горечью заметил, что хоть внедряй формулу: "Дети, уйдите из школы, не мешайте выполнять национальный проект по образованию!" Однако в целом, говоря о стратегии образовательной политики, приходится констатировать, что она... не просматривается. Там же, где ее удается увидеть, она оказывается глубоко ошибочной. Откройте, например, документ "Развитие образовательной политики в Российской Федерации", принятый в декабре 2004 года. Там предлагается большую часть вузов передать на финансирование из региональных бюджетов. Но в принятом в 2005 году 122-м законе категорически запрещается финансирование вузов из бюджетов субъектов РФ. Более того, предлагается закрыть вузы, имеющие региональное финансирование.

Здесь уже упоминалось заявление министра А. Фурсенко, который предлагает сократить количество вузов до 150-200. Вы можете назвать какую-либо страну, в которой количество вузов сокращалось бы в пять - семь раз? Даже Е. Гайдар предлагал в свое время уменьшить численность вузов "только" в 2-3 раза. Теперь говорят, что 90-е годы были "лихими". Но какими же тогда являются нынешние 2000-е?! Хотел бы спросить: сколько в России останется студентов? Как будут получать высшее образование молодые люди из провинции?

Кстати, еще раз о стратегии.

В программе до 2020 года записано, что 20% бакалавров должны получать эту свою степень в учреждениях среднего профессионального образования. Это означает превращение части ссузов в вузы. Фурсенко же предлагает прямо противоположное - превратить часть вузов в средние специальные учебные заведения. О какой стратегии в области образования можно после этого говорить?!

Вот вывод из доклада Общественной палаты Российской Федерации: "Социологические исследования показывают, что в Российской Федерации образование не только перестало быть социальным лифтом, но, напротив, в отдельных своих секторах является инструментом консервации неравенства и культурного разделения".

Я готов говорить об образовательном апартеиде. Если кому-то это кажется слишком жестко, скажем помягче - социальная сегрегация.

Не все еще поняли, чем нам угрожает Единый государственный экзамен. Напомню, нынче ЕГЭ дал 25% неудовлетворительных оценок по литературе у детей, которые сами выбрали для ЕГЭ этот предмет. 23% выпускников провалили математику. От 6 до 15% сдававших провалили другие предметы, которые сами выбрали. Всё бы ничего, но закон предусматривает, что со следующего года те, кто не сдал ЕГЭ по двум предметам -нынче таких около 40%), никогда уже не смогут продолжить образование после средней школы.

Кто-нибудь об этом задумывался? Если бы большинство эту опасность поняло, то сейчас шел бы не сбор подписей по Интернету против ЕГЭ, а проходили бы массовые акции протеста. По-другому, увы, власть протест не слушает и не понимает. Но я хотел бы обратить внимание, что налицо сегрегация в связи с ЕГЭ.

А вот сегрегация, вызываемая формами образования. Я начинал работу в вечерней школе. В советские годы она была одним из видов социального лифта, позволяла парням и девчатам из рабочих семей получать образование и продвигаться по работе. А теперь посмотрим на нынешнее положение. В законе о полном среднем образовании по инициативе депутатов -подчеркиваю: депутатов-"единороссов", а не правительства) теперь записано, что если ребенок имеет задолженность за 10-й класс, то он не может продолжать образование в дневной школе и его срочно нужно переводить в вечернюю. Так вечерняя школа превращается в заведомо ущербную форму образования.

Еще один вид сегрегации по образованию связан с формами поселений. Здесь уже говорили о сельской школе. За два последних года ликвидированы почти две тысячи сельских школ. Таким образом мы обделяем деревенского ребенка, лишая возможности получить образование. Школьные автобусы и Интернет эту проблему не решат.

Навязывается сегрегация даже в зависимости от размера образовательных учреждений. Подушное финансирование создает преимущества для образовательных учреждений города и ставит в ущербное положение сельские школы. Более того, оно способствует закрытию школ в деревнях и малых городах. Кстати, от введения этого принципа пострадают и небольшие вузы. Между тем никто не доказал, что качество подготовки в больших вузах всегда лучше, чем в небольших.

Явная сегрегация навязывается в связи с принудительной бакалавризацией всей страны. По предлагаемой схеме доступ в магистратуру для большинства студентов будет перекрыт. Зачем же мы понижаем уровень образования населения в нашем обществе?

Наконец, укажу на сегрегацию, вызываемую различиями между федеральными и региональными образовательными учреждениями. Во время встречи нашей фракции с министром А. Кудриным выяснилось, что правительство намерено повышать зарплату преподавателям только федеральных образовательных учреждений и ни рубля не выделяет для этих целей, когда дело касается региональных учреждений.

В докладе Организации экономического сотрудничества и развития не без оснований утверждается, что по уровню неравенства образовательных возможностей Россия превысила все допустимые пределы.

В нынешней системе образования проблемы на каждом шагу. Например, то, что правительство называет повышением стипендий, в действительности было лишь их индексацией. При этом при установлении предыдущего размера стипендии он составлял 22% прожиточного минимума, а новый, якобы повышенный - только 20%.

У нас есть развернутая программа развития отечественного образования. Необходимо принудить правительство обсудить ее и признать основой государственной образовательной политики".

Защитим парламентскими и непарламентскими средствами

Вся логика "круглого стола", состоявшегося в "Правде", с неизбежностью вела к выводу о необходимости мощного протеста в защиту отечественной школы. Выступавшие говорили об этом на разных этапах дискуссии. Мы предлагаем читателю эти выступления в сконцентрированном виде, по сути, заключая рассказ о "круглом столе" "Образование для всех: от младенчества до студенчества". Для этого без каких-либо редакционных комментариев даются два наиболее ярких выступления на эту тему.

А.В. Апарина, член ЦК КПРФ, депутат Государственной думы РФ, председатель общественного движения "Всероссийский женский союз - "Надежда России":

- Сейчас, когда правительство ведет курс на разрушение отечественного образования, когда инициатором такого разрушения выступает министр образования и науки Фурсенко, перед членами КПРФ, перед "Всероссийским женским союзом - "Надежда России" стоит насущная задача защиты образования. Забота об образовании становится составной частью протестного движения. А успех здесь возможен лишь тогда, когда мы сумеем органично соединить парламентские и непарламентские методы борьбы.

Считаю, что среди организаторов непарламентских способов борьбы может и должно заявить о себе - внушительно и результативно - женское движение "Надежда России". Всем женщинам страны проблемы образования очень близки, потому что это проблемы наших детей.

Что касается парламентских средств борьбы за сохранение образования, то это дело не может быть ограничено нашей фракцией в Государственной думе. Сегодня в абсолютном большинстве субъектов Федерации работают фракции или депутатские группы в законодательных органах власти. Защита образования - это, возможно, одно из самых насущных, неотложных и важнейших дел депутатской вертикали, которую создала наша партия. В этом деле у нас должны быть заинтересованные союзники.

Для женщин забота об образовании начинается с заботы о дошкольном учреждении. Мы планируем силами нашего движения провести экспертизу приватизированных зданий детских яслей и садиков. Убеждены, что эти учреждения выставлялись на торги с грубейшим нарушением законов.

Экспертиза призвана установить каждый факт таких нарушений. Не скрою: мы очень надеемся вернуть детишкам и, следовательно, их мамам то, что было незаконно отнято у них в 90-е годы.

Такая ответственная работа в интересах прежде всего родителей. Они и должны составить актив тех, кто возьмется за экспертизу. А женскому союзу предстоит организовать заинтересованных родителей. Мы намерены провести областные и краевые собрания родителей, чтобы лучше организовать спасение разрушаемого образования, а значит - будущего детей.

Еще одно поле борьбы за образование - это студенты. Надо признать, что это поле мы пока плохо вспахиваем. Поэтому считаю, что во всех крупных городах надо создавать организации Союза студентов, которые, объединившись, способны сформировать авторитетное оппозиционное движение.

Ведь сокращение вузов, их низведение до уровня техникумов и профтехучилищ напрямую задевают интересы нынешнего студенчества. Для него это - не абстрактные вопросы, а то, что касается личных судеб. Причем судеб не одиночек, а сотен тысяч молодых людей.

Одновременно студенты призваны учиться соединять личное и общественное. Ликвидация практически 80% вузов - это снижение интеллектуального потенциала страны, покушение на национальную безопасность России.

Нельзя обойти вниманием и проблему сельской школы.

Сейчас власть взяла курс фактически на их закрытие. Следствием такой политики станет не только существенное снижение культурно-технического уровня сельской молодежи.

Это еще вопрос судьбы отечественного агропромышленного комплекса. Ведь закрытие деревенской школы обычно имеет неизбежным следствием умирание деревни.

Наконец, хочу сообщить товарищам, что на осеннем съезде "Всероссийского женского союза - "Надежда России" мы обязательно будем всерьез обсуждать проблемы отечественного образования".

Л.Н. Швец, член ЦК КПРФ, заместитель председателя общественного движения "Всероссийский женский союз - "Надежда России":

- Образование у нынешнего правительства находится на правах падчерицы. Вот цифры, которые об этом свидетельствуют очень убедительно. Недавно с фракцией КПРФ в Государственной думе РФ встречался министр финансов А. Кудрин. От него мы узнали, что федеральный бюджет 2009 года возрастет на 57% по сравнению с нынешним. Но при этом сумма расходов на образование увеличится всего на 21%. Это не просто остаточный принцип финансирования образования. Это - пренебрежение национальными интересами и будущим нашей страны со стороны правительства.

В таких условиях естественно, что "Всероссийский женский союз" стал активно сотрудничать с другим общественным движением - "Образование для всех". Более того, мы взяли в качестве одного из направлений своей деятельности разработанную этим движением одноименную программу.

В деле защиты российского образования многие сложные проблемы еще требуют глубокого осмысления и поиска путей оптимального решения. Но есть то, что необходимо делать неотложно: нужна слаженная работа всех, кто озабочен судьбой нашего образования, нужны скоординированные, синхронные действия в регионах, чтобы спасти отечественное образование от его разрушителей. Лишь при синхронных наших действиях власть вынуждена будет не только услышать голос матерей, но и прислушаться к нему.

Проблема образования - это не только проблема средств. Нас не меньше тревожит его содержание. А учебники - особенно по истории - порой представляют собой откровенную клевету на нашу страну, на ее героев, на пройденный ею путь. Впрочем, пренебрежительное отношение к отечественной истории молодые люди получают также из многих буржуазных средств массовой информации - не случайно их уже стали называть средствами дезинформации.

У нас в женском движении накоплен опыт проведения опросов в школах. При этом мы привлекаем к ним самих детей. Очень интересно эта работа проводится в новосибирской организации. В своих сочинениях школьники рассказывают обо всем - о том, чему и как учат, об отношениях школы, семьи и общества. Это знание заставляет ставить вопрос о приведении в систему наших протестных акций. Скажем, накоплен опыт их проведения в Международный день защиты детей 1 июня. А вот первосентябрьские акции удаются пока куда хуже. И это результат, думаю, наших собственных недоработок. Потому и настаиваю на важности скоординированных, синхронных действий.

***

Содержательный итоговый обзор "круглого стола" "Образование для всех: от младенчества до студенчества" сделала в своем выступлении на правах ведущего Ж.М. Балева. Она выделила прежде всего те мотивы дискуссии, которые положены в основу единогласно принятых собравшимися рекомендаций. Возможно, самая действенная из них - провести Всероссийскую акцию протеста в защиту отечественного образования 29 августа 2008 года. В нынешних условиях лучше всего именно таким образом отметить начало нового учебного года и День знаний.

Главный редактор газеты "Правда" В.С. Шурчанов еще раз напомнил, что ленинская "Правда" всегда уделяла и уделяет серьезное внимание отечественной школе и проблемам образования. Это направление останется среди приоритетных и впредь.

kprf.ru

29.08.2008

Виктор Трушков ("Правда")
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован