29 марта 2007
7620

Круглый стол редакции газеты `Завтра` и Института развития гражданского общества и местного самоуправления `Реализация национального проекта `Развитие АПК`

Илья КОНСТАНТИНОВ.

Уважаемые коллеги!

Я рад в очередной раз приветствовать вас в стенах Института развития гражданского общества и местного самоуправления. Сегодняшняя наша дискуссия посвящена реализации приоритетного национального проекта "Развитие агропромышленного комплекса".

Я думаю, о значении агропромышленного комплекса для нашей страны говорить излишне, равно как и о том, насколько запущено у нас сельское хозяйство. Нацпроект "Развитие АПК" - это первая за весь постсоветский период попытка государства остановить обвальное разрушение агропромышленного комплекса и нащупать соответствующий требованиям дня путь развития сельского хозяйства в России. Это очень непростая задача. Недаром куратор нацпроектов, первый вице-премьер правительства РФ Дмитрий Медведев недавно заметил, что развитие АПК - один из самых сложных в реализации национальных проектов.

Дело в том, что сельское хозяйство это не только отрасль экономики. Это - целый мир, связанный с традиционным образом жизни крестьянина. Продолжающееся десятилетиями разрушение русской деревни привело к тому, что этот мир оказался на краю гибели. Поэтому то, что делается сегодня в рамках нацпроекта "Развитие АПК", я воспринимаю, образно говоря, как комплекс самых необходимых реанимационных мероприятий.

Александр НАГОРНЫЙ.

Несомненно, что поворот государства к нуждам отечественного сельского хозяйства - даже сама декларация такого поворота - может рассматриваться только в позитивном контексте после 10 с лишним лет безжалостной эксплуатации российского села диким рынком. Однако за годы "застоя" и "перестроя" активно популяризовалось и укреплялось мнение, будто наш агропромышленный комплекс - это уникальная, не имеющая мировых аналогов "черная дыра", в которой безрезультатно и даже бесследно исчезают любые инвестиции. Стоит напомнить, что особенно усердствовали в поношении нашего села прорабы горбачевского призыва, рекомендовавшие сменить колхозы и совхозы фермерскими хозяйствами. Понятно, что Михаилу Сергеевичу, который курировал в Политбюро вопросы АПК, нужно было чем-то и как-то оправдать перед обществом свои головокружительные успехи на этом направлении. Однако шарахания из стороны в сторону никогда к успеху не приводили, особенно в таком тонком деле, как сельское хозяйство. Поэтому главной задачей нынешнего обсуждения лично я вижу попытку проанализировать нынешнее положение на селе, выявить те звенья, ухватившись за которые мы можем если не выправить катастрофические тенденции последних лет, то хотя бы прекратить дальнейшее падение в пропасть.

Должен также заметить, что ситуация в мировом сельском хозяйстве - хорошо или плохо, но это так - всё в большей мере определяется достижениями высоких биотехнологий, в том числе генной инженерии, развитие которых практически полностью зависит от государства. Мы же, вместо того, чтобы активно развивать эти научные направления, превратились в потребителей технологий и продукции "зеленой" НТР XXI века.

Евгений ЛЫСЕНКО, член-корреспондент РАСХН

Прежде всего, любой проект, направленный на повышение эффективности сельскохозяйственного производства, имеет для нашей страны большое экономическое и социальное значение. Поэтому всякое движение государства в данном направлении можно только приветствовать. Другое дело, насколько эти проекты проработаны и как они реализуются. В национальном проекте по развитию агропромышленного комплекса, на мой взгляд, заложена мина. Главное его направление - развитие малых форм хозяйства в полном отрыве от крупных сельскохозяйственных предприятий. В результате происходит следующее. Хотим мы этого или не хотим, но личные подсобные хозяйства в России никогда не были автономными. Сначала они являлись составной частью крестьянских хозяйств, потом колхозов и совхозов советского периода. Сами по себе они в наших условиях никогда не существовали и существовать не могут. А когда мы стимулируем только эти хозяйства, не развивая крупного товарного производства, нужных результатов нам достичь не удастся.

Личных подсобных хозяйств сегодня в России 16 миллионов, а кредиты могли взять чуть более одного процента от их числа - 170-180 тысяч личных хозяйств. Такие кредиты могли взять только те семейные хозяйства, которые фактически стали крестьянскими фермерскими хозяйствами, но не зарегистрировались в качестве таковых, не сменили юридическую форму собственности. Почему? Да потому, прежде всего, что при этом они бы потеряли целую массу налоговых льгот. Ведь личные подсобные хозяйства платят только налог на землю, а фермерские - все другие налоги.

Недавно в Самаре подводили итоги всероссийского конкурса на лучшее личное подсобное хозяйство. В лауреатах оказались хозяйства, имеющие по сто и больше гектаров пашни или несколько сотен голов свиней. То есть получается, что эти "семейные хозяйства" развивались благодаря тому, что смогли использовать налоговые льготы, непроработанность правовой базы, своего рода "дырки" в законодательстве. Но дело не в этом, а в том, что основной вектор нацпроекта из-за этого имеет не экономическую, а политическую направленность - поддержку мелкотоварного производства вместо того, чтобы развивать всю систему отечественного сельского хозяйства в целом.

Лев ИВАНОВ, Партия социальной справедливости.

Сразу скажу: я - не специалист по сельскому хозяйству. Поэтому затрону только одну сторону обсуждаемой проблемы. С моей точки зрения, она касается одной из важнейших задач, которая на самом деле и должна решаться в рамках реализации нацпроекта "Развитие АПК" - это обеспечение продовольственной безопасности страны.

На недавней встрече с президентом Путиным глава Минсельхоза Алексей Гордеев жаловался на то, что хотя производство, например, свинины выросло за год на 8%, цены на нее упали на 30%. Основной причиной министр считает быстрый рост импорта мяса из стран, где производители получают государственные дотации на производство сельхозпродукции, а это, между прочим, страны ЕС, США и Канады. Поэтому и себестоимость производства у них ниже, чем у нас.

Более того, наши мясокомбинаты, по его выражению, "сели на импортную иглу": предпочитают работать с брикетированным импортным мясом, а не забивать и перерабатывать скот российских производителей. Та же проблема стоит и в птицеводстве - пресловутые "ножки Буша" снижают цены на отечественную птицу. Гордеев попросил Президента дать поручение, "чтобы комплексно с этой проблемой разобраться".

Разбираться, конечно, придётся - это вопрос обеспечения национальной безопасности России. Вот почему я считаю, что каждый из нас кровно заинтересован в успешной реализации нацпроекта "Развитие АПК". Я по натуре реалист и полагаю, что, естественно, за оставшийся год всех проблем АПК не решить, но такая задача ведь и не ставилась. Этот нацпроект направлен на то, чтобы заложить прочные основы дальнейшего реформирования АПК. Об этом и сказал Дмитрий Медведев, выступая недавно на "правительственном часе" в Совете Федерации.

Кроме того, он напомнил сенаторам, что "работа по основным направлениям проекта "Развитие АПК" с 2008 года будет вестись в рамках государственной программы развития сельского хозяйства и сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы. Цель этой программы - не просто поддержка сельхозпроизводителей, а комплексный подъем сельских территорий".

Таким образом, резюмируя, считаю, что приоритетный национальный проект "Развитие АПК" играет огромную роль в подъеме нашего сельского хозяйства, а его выполнение сравнимо для страны по значимости выполнению ударных прорывных проектов во времена СССР. И очень хорошо, что государство, о чем здесь уже говорилось, применяет для его реализации методы, отличные от советских. В этом залог успеха, а то ведь враги России могут не удержаться и костлявой рукой голода попытаться нас шантажировать. Тогда всем мало не покажется!

Николай КОНДРАТЕНКО, экс-губернатор Краснодарского края, депутат Государственной думы.

Даже в нашей, лучшей агроклиматической зоне России сельское хозяйство разрушается. На Кубани поголовье овец вообще уничтожено, а дойное стадо сократилось вчетверо: было шестьсот тысяч голов, осталось сто пятьдесят тысяч. А без того же молока дети не растут. Без молока они не вырастают здоровыми. Поэтому за то, что мы наделали в сельском хозяйстве, расплата будет очень жестокой. Так и хочется спросить: "Кто нас будет кормить на халяву?" Сегодня Россия способна прокормить только каждого третьего своего жителя. Остальное она должна завезти из-за рубежа, поэтому все отбросы мира сваливаются нам на голову. Мы уже сегодня 58% продовольственной продукции завозим из-за рубежа, потеряли продовольственную независимость, о ее восстановлении вообще даже речи не идет. И везут нам практически то, что нельзя продать на западных рынках. По итогам прошлогодних проверок - 62% импортных крупяных изделий некачественные, 40% мясных консервов и так далее.

Прессованное мясо, которое идет на изготовление колбасных изделий - страшно смотреть. Я сам, как сенатор, был под Неаполем на так называемом молочном комбинате. Из натуральных ингредиентов там только вода, всё остальное - наполнители, ароматизаторы, стабилизаторы, гомогенизаторы. Даже жировая основа - и та искусственная, на пастах, на порошках. То есть это химическое предприятие. И работает оно на экспорт - для России и других стран "третьего мира". Это самая большая трагедия, хотя на первый взгляд она вроде бы не видна.

Нацпроекты - в том числе в агропромышленной сфере - призваны показать, что президент и правительство заботятся о развитии страны. Спасибо, но эти деньги - как мертвому припарки. А главный механизм уничтожения отечественного сельского хозяйства - это ценовая политика на энергоносители. Вот ее поменяйте! Холодную, засушливую, огромную Россию хотят заставить жить с теми же ценами, с которыми живут куда более компактные и уютные в климатическом отношении страны. Но это же невозможно! Сталин, кстати, не зря, не просто так держал дешевые внутренние цены на энергоносители. Чтобы людям было выгодно у нас заниматься производством. Это, к тому же, вопрос не только конкурентоспособности, но и единства страны. Дешевый транспорт - всё можно возить от границы до границы. Людей, товары, стройматериалы. Представьте: Россия получает 15 центнеров зерна с гектара, а "семерка" - 68. А в Голландии, Франции, Великобритании - до 84 центнеров с гектара. Пусть даже при одних и тех же затратах на гектар. Никакой абстрактной конкурентной среды в сельском хозяйстве быть не может - все разговоры на эту тему свидетельствуют о полной некомпетентности тех, кто их ведет.

Илья КОНСТАНТИНОВ.

Позвольте со своей стороны высказать несколько соображений по обсуждаемой проблеме. Во-первых, история вопроса. В начале 80-х мне пришлось некоторое время работать в НИИ экономики и организации сельскохозяйственного производства нечерноземной зоны РСФСР.

Там я впервые познакомился с закрытой статистикой, касающейся состояния сельского хозяйства. Подчеркиваю, в то время все основные статистические данные по сельскому хозяйству и состоянию российской деревни в целом были засекречены. И не случайно. Думаю, что для такой секретности было много причин: падение производства, снижение урожайности, отток рабочей силы - всё это не укладывалось в привычные тогда победные реляции об успехах социалистического сельского хозяйства. Но было еще одно обстоятельство, важность которого, на мой взгляд, не осознана до сих пор. На протяжении десятилетий экономическая политика советского руководства была направлена на подкармливание национальных окраин в ущерб России, а внутри России - в ущерб традиционно русским регионам. Проявлялось это буквально во всем: в системе ценообразования, в распределении инвестиций, в выделе- нии материально-технических фондов и т.д. и т.п.

В результате такие развитые в прошлом в аграрном отношении области России, как, например, Владимирская и Рязанская, оказались в полном упадке, а в республиках Прибалтики и Закавказья селяне купались в деньгах.

В ельцинский период этот перекос, отчасти, сохранился. Национальные республики в составе РФ - например, Татарстан - находились в явно привилегированном положении по отношению к русским областям. Такая политика привела к катастрофической деградации русской деревни, которую мы сейчас наблюдаем.

В последнее время этот дисбаланс, в основном, устранен. Но нужно понимать, что потребуются десятилетия, чтобы реанимировать русскую деревню после векового погрома.

Нацпроект "Развитие АПК" - только первый шаг в этом направлении. Но шаг серьезный. Об этом свидетельствуют цифры. Напомню, что этот проект включает в себя такие направления, как ускоренное развитие животноводства и стимулирование малых форм хозяйствования на селе. Так вот, в соответствии с планом, например, предусматривалось до конца 2007 года увеличить производства мяса скота и птицы на 7% при стабилизации поголовья крупного рогатого скота. Уже в 2006 году реальный рост производства мяса составил 5%. Удалось приостановить и снижение поголовья скота.

По второму направлению также кое-что сделано: в прошлом году было образовано более 2 тысяч сельхозкооперативов.

Конечно, пока это всё еще капля в море. Очевидно, недостаточным является и финансирование нацпроекта. Но, судя по всему, правительство отдает себе в этом отчет. Выступая недавно в Совете Федерации, куратор нацпроектов Д.Медведев заявил, что по сравнению с прошлым годом суммарное финансирование нацпроектов увеличится более чем на 40 млрд. рублей. Так что, на мой взгляд, работа по возрождению села только начинается.

Владимир КАШИН, академик РАСХН, депутат Государственной думы.

Спасибо за приглашение выступить. Я, кстати, внимательно следил за дискуссией, которая шла на страницах газеты "Завтра" вокруг национальных проектов: их идеологии и реализации. Должен сказать, что, действительно, все эти направления являются узловыми для общества. Возьмите, например, проблему обеспечения доступным жильем. Почему появился национальный проект - потому что сегодня 40 миллионов наших соотечественников живет в аварийном, ветхом и коммунальном жилищном фонде. Это почти 30% населения страны. И если до 1991 года почти 1,2 миллиона квартир по России давалось людям бесплатно, строили 80 миллионов квадратных метров жилья. А сегодня строят 40 миллионов "квадратов", но это уже всего лишь 450 тысяч квартир - потому что это рынок, недвижимость покупают достаточно состоятельные люди, и с их стороны востребованы квартиры повышенной метражности: из четырех и более комнат. А остальные? Новый Жилищный Кодекс РФ всех лишил реального права на жилище, которое было записано в прежнем Кодексе и по-прежнему записано в Конституции РФ.

Второй вопрос - инженерные коммуникации. Они находятся в ужасном состоянии, и мы видим, как в приличные зимы вымерзают целые города. В этом году особых морозов не было, но в подмосковной Электростали произошло серьезное отключение отопления. Мы посчитали, что решение одной только жилищно-коммунальной проблемы будет стоить 4,5 триллиона рублей...

Илья КОНСТАНТИНОВ.

Владимир Иванович, если можно, всё-таки поближе к проблемам сельского хозяйства...

Владимир КАШИН.

Я как раз к ним перехожу. В бюджете 2007 года нам удалось добиться выделения на нужды ЖКХ 40 млрд. рублей. Но в процентном отношении это гораздо меньше того, что выделялось по данной статье расходов при советской власти. И по финансированию нацпроектов - на всё про всё выделено 203 миллиарда рублей. Это, извините, копейки, которые не могут одновременно решить проблемы здравоохранения, образования, жилищно-коммунальной сферы и сельского хозяйства. На каком-то одном направлении - например, в том же аграрно-промышленном комплексе - они могли бы сыграть решающую роль, а, будучи размазаны тонким слоем по всем узловым сферам жизни общества, они выглядят не более чем пиар-проектом "партии власти". Пашни у нас сегодня с США примерно поровну - по 117 миллионов гектаров, но американцы сегодня выделяют своему селу в 30 раз больше средств на поддержку, чем мы. Сделайте поправку на климатические условия - о какой рыночной конкурентоспособности наших сельхозпроизводителей можно говорить? Только в прошлом году, еще без всякого ВТО, из 23 тысяч крупных хозяйств 7,8 тысяч хозяйств подверглось банкротству. Почему? Да потому что энерготарифы увеличились на 14%, а закупочные цены на сельхозпродукцию - всего на 3%. Когда Дмитрий Медведев у нас выступал, я ему всё это сказал и прямо спросил: "Скажите, крестьянство может на вас надеяться? Как на молодого, энергичного человека, которому поручили вести национальные проекты?"

Он ответил, что сложность проблемы понимает, что мы будем действовать совместно в рамках федеральной программы. Вот вам федеральная программа. А где параметры поддержки: на плодородие почвы, на элитное семеноводство и животноводство, на устранение перекосов в ценообразовании?
Ни одна отрасль в современном российском сельском хозяйстве не является прибыльной. Производя продукции на 200 миллиардов рублей, 300 миллиардов надо отдать, чтобы купить горюче-смазочные материалы, гербициды, инсектициды, технику и так далее. Выживают благодаря самоедству, за счет уничтожения потенциала воспроизводства. Коров у нас осталось всего 9,5 миллионов, только за прошлый год вырезали миллион голов, а всего за годы реформ - 40 миллионов голов крупного рогатого скота. Зарплата сегодня на селе - от 3 до 4 тысяч рублей. Даже в успешной Московской области - ниже 5 тысяч зарплата на селе. И в этом отношении 27 миллиардов рублей, 0,98% расходной части бюджета, которые дополнительно выделены на село в рамках нацпроекта - это просто насмешка и издевательство над крестьянством.

Я у Грефа спрашивал: как мы будем конкурентоспособны, если в среднем по ЕС дается 310 евро дотаций на гектар пашни, а в скандинавских странах - больше 1000 долларов на гектар? Он отвечал в том смысле, что будет добиваться, чтобы там аграрному сектору этих денег не выделяли... И смех, и грех! Так что говорить, по большому счету, не о чем.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Лично у меня особую озабоченность вызывает уничтожение свойственного русской культуре отношения к земле. Ведь "Мать-сыра земля" в нашей традиции была не просто живым и родным существом - она объединяла всех, живущих и работающих на ней, независимо от их этнической принадлежности, в народную общность. Это, может быть, не совсем в тему нацпроекта АПК, но получается, что его идеология основана на таком сугубо западном и рыночном подходе к земле как ресурсу, обязанному приносить денежную прибыль, - и ничего более того. В рамках этого нацпроекта, помимо прочего, активно финансируются работы по кадастру земель сельскохозяйственного назначения. То есть идет своего рода предпродажная подготовка российской земли, на которую уже установлена законодательно частная собственность. Вы извините, но на наших глазах уже совершается расчленение России - пусть пока символически-правовое. Мы вкатываемся в ситуацию, описанную еще в древних летописях, когда наши князья начали делить русскую землю: се мое, и то мое тоже, - так что дело кончилось гибелью государственности, которую пришлось восстанавливать уже на совершенно других основаниях: "сверху", через московского монарха. То же самое - с революцией 1917 года и советским периодом: землю царь и дворяне реквизировали у крестьянских общин, те поддержали большевиков, большевики сначала землю народу вернули, затем выхолостили в колхозах, а в конце 50-х-начале 60-х годов - окончательно извели крестьянские общины как основу отечественной жизни. Получилось то самое семя из евангельской притчи, которое быстро взошло на неглубокой земле, но, не имея корня, засохло. Сегодня Россия - уже не крестьянская, не сельская, а городская страна, которая из разряда индустриальных перешла в разряд сырьевых. Нынешнее государство такое положение дел, судя по всему, вполне устраивает, а равно - и вытекающие из него перспективы уничтожения России: для того, чтобы Запад мог спокойно качать нефть и другие ресурсы из наших недр, здесь должно быть много нежизнеспособных "государственных образований" типа нынешних африканских государств. Если мы не перестанем относиться к нашей земле так по-хамски, её у нас и для нас скоро вообще не останется. Приоритеты должны стать другими: сначала сама земля, ее леса, реки и озера как высшая ценность - потом экономическое производство, включая агропром, а уж потом - прибыль. Я понимаю, что сегодня это может выглядеть проявлением то ли безнадежного экологизма, то ли даже религиозного мракобесия, но иного пути для выхода из тупика, для спасения у нас нет.

Алексей ЕФЕНТЬЕВ, председатель совета директоров агрохолдинга (Воронежская область), член Политсовета Аграрной партии России.

Я тут, получается, в роли "человека от земли", поэтому от того, как должно быть в теории, сразу перейду к тому, как есть на практике. Мы в прошлом году хотели войти в федеральную программу, предусмотренную национальным проектом в сфере АПК. Но это нам не удалось - потому что денег так никто и не увидел. Конечно, приятно, что президент Путин, первый вице-премьер Медеведев, другие государственные лица хотя бы заговорили о том, что необходимо поддержать отечественное сельское хозяйство. Но на местах это всё как-то незаметно уходит в песок.

Причем самая острая проблема для агропроизводства - дефицит оборотных средств. Тут и "ножницы цен" сказываются, но главное - сезонный характер нашей работы и непредсказуемость результата. Поэтому финансировать сельхозпредприятия наши банки считают рискованным и всячески срезают лимиты кредитования. Конечно, есть посредники, готовые еще весной скупить ваш урожай на корню - но уж совсем по "смешным" ценам. А землю надо обрабатывать, людям платить зарплаты, налоги и так далее.

Вот одно предприятие нашего холдинга, лучшее в районе. 18 миллионов рублей прибыли в прошлом году получили на 300 работающих. Прибыли - 60 тысяч рублей на человека. Хотели взять на него кредит в банке - сначала речь шла о 14 миллионах рублей, потом лимит срезали до 10, теперь говорят о 7, и те мы получить не можем - нужен залог. А залоговой базы у большинства сельхозпредприятий сегодня нет. Я бы рад заложить землю - хоть по тысяче рублей за гектар, потому что уверен - при таких закладных ценах я ее не потеряю. Но - нельзя, не запущен этот рыночный механизм. В соседней Липецкой области он работает, а в нашей, Воронежской - нет.

Поэтому проценты по кредитам сельхозпредприятиям и вообще всем сельхозпроизводителям выдаются на общих коммерческих основаниях, без учета специфики нашего производства. В принципе, должно быть две трети ставки рефинансирования Центробанка, но на деле получить деньги под такой процент в банке очень тяжело. Так мы, в конце концов, можем потерять и наших фермеров, и наше село в целом. Хотелось, чтобы прежде всего в рамках нацпроекта специалисты занялись бы созданием реальной схемы кредитования сельскохозяйственного производства - подчеркну, не простого увеличения прямых дотаций, а схемы кредитования, лизинга сельхозтехники, выправили бы ценовые перекосы - и наша деревня тогда смотрелась бы совсем по-другому, и вопрос о продовольственной безопасности страны так бы остро не стоял.

Илья КОНСТАНТИНОВ.

Спасибо всем участникам за содержательное и острое обсуждение всего круга проблем, связанных с реализацией национального проекта в сфере агропромышленного комплекса. Надеюсь, что высказанные в ходе нашей работы мнения не останутся просто словами, а будут в той или иной мере востребованы российским государством и российским обществом.



2007-03-28

Газета "Завтра" No13 (697)
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован