04 октября 2010
3644

`Когда мне исполнилось 40, я был в недоумении- думал, это уже возраст`

"Сколько человеку положено, столько он и проживает",- говорит о возрасте режиссер Марлен Хуциев, которому 4 октября исполняется 85 лет. Все возрастные кризисы он уже пережил и теперь спокойно продолжает работать, снимать кино, приспосабливаясь к новым условиям: если раньше ему приходилось терпеть цензуру от несведущих в кино чиновников, то теперь приходится с трудом добывать деньги на работу.

Фильмы Марлена Хуциева можно узнать, посмотрев всего несколько кадров, можно даже без звука. Он умеет рассказать историю только языком кинематографа, обходясь без помощи слов. Хотя фильмов Марлен Хуциев снял немного, всего восемь, но все они запомнились. "Мне двадцать лет" ("Застава Ильича"), "Июльский дождь", "Весна на Заречной улице", "Два Федора", "Был месяц май", "Послесловие"- все эти фильмы зрители смотрят до сих пор.

Каждый из них-режиссерское высказывание. Хуциев пытался осмыслить в них проблемы, волновавшие людей его поколения, на примерах жизней конкретных людей. Он описывал не эпоху, а характеры, стремясь к предельной достоверности. От этого фильмы до сих пор "живут", задевают.

Нынешняя действительность с ее, как сказал Хуциев в одном из интервью, "цензурой денег" не внушает ему оптимизма. Но Хуциев не прячется от этой действительности, не доживает, а пытается в ней работать. Последние годы в работе у 85-летнего режиссера картина "Невечерняя" о встречах Чехова и Толстова, двух гениев, которые в современном сознании практически никак не соотносятся друг с другом, да и вообще не слишком ему интересны. Но Хуциев уверен, что киноискусство и общество в целом выйдут на новый виток, материальные ценности перестанут определять все и вся.

Источник: Евгений КОЧЕТКОВ

Фильм, как подчеркивает сам Хуциев,- это не изложение биографий, а воспоминание о двух важных встречах, каждой из которых посвящена отдельная часть. На первой встрече известного уже писателя Толстого и молодого Чехова разговор не клеится, оба писателя обрывисто говорят об обыденных вещах, переходя в конце концов к дискуссии о наличии души и ее бессмертии. Эту же тему- есть душа или нет- писатели обсуждают в Крыму, куда спустя годы к больному Толстому приезжает Чехов. В результате число "два" имеет в фильме особую роль- две встречи, два писателя, две точки зрения.

Хуциев объясняет, что название картины "Невечерняя" связано вовсе не с популярной в начале прошлого столетия цыганской песней, которая звучит в фильме "Живой труп" по пьесе Толстого. Режиссер хочет сказать- "еще не вечер, еще будет жизнь, будет творчество" (из интервью "РГ"). Накануне юбилея Хуциев встретился с журналистами и поделился с ними своими ощущениями от окружающего мира, воспоминаниями о советской цензуре и порядке в кинопроизводстве, рассказал, что он думает о параллельном существовании двух объединений кинематографистов.
О возрасте

Я не хочу праздновать юбилей. Во-первых, просто неприятно ощущать груз лет. Пройдет эта дата, и я, может быть, устрою какой-нибудь творческий вечер. Когда мне исполнилось 40 лет, я был полон недоумения. Я думал, что это уже возраст. Я так не хотел этого. Это же так звучало- 40 лет... Следующий рубеж у меня был в 50 лет. Тот день я просто провел в постели. Иногда только приподнимался и просто нащупывал руки- мол, все в порядке. А потом стал спокойнее к этому относиться. Сколько человеку положено, столько он и проживает.
О современном обществе

Сегодня меня волнует то обстоятельство, что материальная сторона жизни преобладает над всеми остальными. Нас разъедает корысть, и это страшно. Я когда учился, помню, запросто мог услышать на улице, как молодые люди, он или она, читали друг другу стихи. Сейчас я этого не слышу.
О работе

В моих фильмах личный сюжет ближе к середине выливается в общечеловеческие проблемы или даже в картину жизни и общества. Это достигается разными способами- обстановкой, атмосферой. Я просто стараюсь поместить персонажа в живую среду. Сам сюжет является только узкой историей двух людей, но за этим всегда стоят какие-то проблемы.

Например, в картине "Июльский дождь" девушка вот-вот должна выйти замуж, но отказывает своему жениху, потому что понимает, что он не тот человек. Не тех нравственных правил. Это ей дается нелегко. Или в "Заставе Ильича". Мне говорили: "Почему у вас в первой серии ничего не происходит?!" А я говорю: "Дело в том, что проблема начинает вырастать постепенно, и ко второй части она уже составляет ее содержание". Мне кажется, нужно окунуть зрителя в эту среду в первой серии, чтобы он поверил в реальность этих людей, а, следовательно, в реальность тех проблем, которые их беспокоят. Я люблю входить через живую ткань жизни.
Знаменитая сцена в Политехническом из фильма "Застава Ильича" ("Мне 20 лет")
О фильме "Невечерняя"

Картина не задумывалась в жанре "жизнь замечательных людей". Это история двух болезней, или двух визитов к больным. Первая часть, московская, она посвящена визиту Толстого, навестившего заболевшего Чехова в клинике профессора Остроумова. Вторая часть- крымская, в которой уже Чехов навещает Толстого.

Началось все с того, что меня как-то особо задел сам факт того, что Толстой навестил Чехова. Как известно, Чехов после направил телеграмму Суворину, где было сказано, что мы с Толстым говорили о бессмертии. Но уже тот факт, что бог самовольно пришел к начинающему писателю, поразил меня.

Изначально было заявлено- кто это сказал, я не знаю,- что смета у фильма будет очень маленькая, потому что это просто говорящие головы. Говорящие головы Толстого и Чехова. На картину дали $600 тыс. Это малые деньги. Потом чуть-чуть, конечно, добавляли, но картина очень не камерная. А сегодня мы мыкаемся, но я терпеливо жду. Часто звонил новому министру (главе Минкульта Александру Авдееву.- GZT.RU). Звонишь ему, а мне говорят: "А он сегодня на правительстве". Потом пришло решение: мы продлеваем вам срок работ, но не финансирования. А сейчас, для того чтобы доснять картину, нужно где-то $300 тыс. А так, все вместе вообще- еще $1 млн.
О финансировании кино тогда и сейчас

В советские годы процесс кинопроизводства был отлажен очень четко. Деньги выдавались не просто так, тогда учитывалось все- стоимость декораций, съемочной техники, осветительной техники, массовки. И мне кажется, что сегодня зря про это не вспомнили.

Я считаю, что сегодня должна быть ситуация, альтернативная нынешнему принципу. При всем моем уважении к Минкульту, у него же огромные заботы- театры, библиотеки. Состояние культуры в целом... А кино требует больших усилий. Ведь раньше при Госкино были специальные отделы, в которых были представлены все грани жизни кинематографа. А сейчас кино- это частичка в Минкульте. В этом плане Минкульт не обладает теми возможностями, которыми должен обладать.

О пожеланиях советской власти к фильмам

Советская цензура заключалась в том, что она придиралась к мелочам. Им чудились аллюзии, которые того не стоят.

В "Заставе Ильича" есть сцена с отцом, который не дает совета сыну, как жить. Не дает, так как считает, что сын должен сам выбрать свой жизненный путь. Когда картину цензурировали, сверху поступила фраза. Никита Сергеевич Хрущев сказал, что даже собака не бросит своего щенка. Это нелепое обвинение. Нелепость его заключается еще и в том, что до этого материал картины обсуждался на киностудии. Тогда зачем-то выступил начальник пожарной охраны с критикой, произнеся ту самую фразу про собаку. Потом выяснилось, что обсуждение записывалось на магнитку, которую потом доставили наверх. Таким образом, Никита Сергеевич просто выразил общественное мнение.
О появлении второго союза кинематографистов

Я не поддержал эту идею [создания КиноCоюза], хотя я узнал об этом значительно позже, чем мне могли бы сообщить. Я не поддержал это по простой причине. Благородный пафос справедливости, который был поставлен в основу желания отделиться [от Союза кинематографистов], не понятен. Какая же тут справедливость, если был седьмой съезд Союза кинематографистов, был суд, был съезд в Гостином Дворе...

Одно кино- два союза

Марлен Хуциев стал одним из главных действующих лиц раскола в Союзе кинематографистов РФ, который произошел в конце 2008 года. Причиной раскола стало то, что председатель Никита Михалков никак не созывал съезд союза чтобы провести перевыборы- его полномочия истекли еще в 2007 году. В декабре 2008 года часть членов союза собрались на VII съезд и выбрали новым председателем Хуицева. Однако в Министерстве юстиции этот съезд не зарегистрировали, сославшись на нарушения при его проведении. Также съезд признали нелигитимным в Пресненском и Мосгорсуде- по иску Михалкова.
30 марта 2009 года Никита Михалков собрал в Гостином дворе чрезвычайный съезд союза, на котором его переизбрали председателем. Участники VII съезда обжаловали в судах законность съезда в Гостином Дворе, однако неудачно.
В апреле 2010 года два десятка кинодеятелей- в том числе Виталий Манский, Павел Бардин, Даниил Дондурей- объявили, что не согласны с политикой Никиты Михалкова и создают новое объединение под неофициальным названием КиноСоюз. Оно было зарегистрировано в сентябре 2010 года как Союз кинематографистов и киногильдий России, и сейчас в него входят около сотни человек. Идет процесс принятия заявок на вступление от отдельных людей и гильдий.

Вот если бы после этого люди воссоздали союз, это было бы одно. А они из него просто вышли. Это раскол. Когда меня выдвинули председателем, я думал, что мы сможем консолидироваться, но все пошло совсем по-другому.

Я вступил в Союз кинематографистов в момент его основания. Союз основывали наши великие кинематографисты - Иван Пырьев, Михаил Ромм, Сергей Юткевич, Михаил Калатозов. Союз основывался с намерением активизировать общественную и творческую жизнь, хотя и раздавались голоса, что это тоталитарный союз. Но я свидетель союза на протяжении многих лет. Союз построил дома творчества, дома кино, союз организовал в регионах отделения союза, и жизнь на местах была. Мы смотрели фильмы, защищали их, если возникали нападки. Поэтому цель создания нового союза мне непонятна.

Я не хочу возвращаться к конфликту с Михалковым. У меня с ним лично никогда никаких конфликтов не было. Но в данном случае он, конечно, занял неверную позицию. К тому же очень сильно постарались те, кто был вокруг него. Но я оптимист. Я надеюсь, что все эти события отшумят и отгремят. Все-таки мы должны понять, что нам надо трудиться вместе. У нас помимо скандалов есть масса насущных дел- поднимать наш кинематограф.

4 октября, 2010 Александр Зубков,Ольга Романцова
Адрес статьи: http://www.gzt.ru/topnews/culture/-kogda-mne-ispolnilosj-40-ya-byl-v-nedoumenii--/327752.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован