Как ангелы поезд спасли

Что у меня за память? Помню картинки, но совершенно не помню даты, названия. И почти не запоминаю имена людей. Я работала проводником. На 65-66, Жигулёвское Море – Москва. В том рейсе моим напарником был списанный на берег моряк, Олег. Он почти не умел говорить по сухопутному. Всё у него переборки, да концы, якоря, маяки и т.д. Поэтому он почти не разговаривал. Не знал, как сказать, чтобы его поняли. Но по работе мы нашли общий язык.

       Тот рейс был вполне обычный. Спокойно приехали на Казанский вокзал, проводили пассажиров, убрали вагон, отдохнули. Олег сходил за покупками. Взяли новых пассажиров. Едем. Проехали Рязань. Остановка. С трудом набрали скорость, опять остановка. И так несколько раз подряд. Осмотр рельсов показал, что разлит какой-то ГСМ, толи масло, толи нефть. Вызвали второй тепловоз, нас вытолкали на затяжном подъёме. Из графика мы выбились на пятнадцать минут. Будем догонять, предупредил начальник, потрясет в дороге.

       Олег дежурил вторым, моя смена была с вечера. В три часа ночи мы сменились. Олег просил ночные смены, ему было проще что-то сделать руками, чем общаться с пассажирами. Я проснулась сама.  Скоро станция Сызрань. А там горячие пирожки! Но что это? Пассажиры гуляли на травке, собирали цветочки. И никаких пирожков.

- Олег, время пол девятого, ты чего меня не будишь. Где Сызрань?

- Да мы уже два часа стоим. Первый магазин в деревне уже закрыли. Продавщица даже столетний завтрак туриста продала.  Поехала выручку сдавать. Второй, дальний, ещё держится. Да, вода в чайнике для тебя. Баки сухие, воды в вагоне нет.

- Что происходит, Олег?

- Сам не знаю пока. – Мы увидали обходчика. Подошли к нему.

- Да там путей нет совсем. Ни столбов, ни шпал, ни рельсов. Двести метров как корова языком слизала.

- А что произошло?!

-Три цистерны горели поутру. Говорят, одна подтекала. А тут искра, откуда не возьмись и приехали…

         Пассажиры в вагоне набросились на моего напарника, пока я умывалась, и пила холодный чай.

- Что это такое? Почему мы стоим? У меня билет пропадает на самолёт. Я на лечение еду в дорогой санаторий, после операции.

- Даже водой обеспечить не могут. Безобразие!

- Когда поедем?

- Да не знаю я! – Олег уже не мог сдерживаться, - Поедем, когда поедем. -  Он закрылся в нашем рабочем купе.

Пассажиры продолжали накручивать себя. Я одела голубую форменную рубашку и вышла к людям. Они стали ругать меня.

- Дорогие мои, посмотрите на себя внимательно.

- Да чего нам смотреть-то друг на друга. Уже видеть соседей не можем. Надоело всё. Что за люди здесь работают?

- Я настаиваю, посмотрите друг на друга внимательно. Руки, ноги, головы на месте? Ожогов, ран, переломов ни у кого нет?

- Да что вы тут от нас хотите? Чтобы мы поубивали друг дружку?!

- Вас не для этого ангелы от взрыва спасли.

- Какого взрыва?

- Помните, мы от Рязани отъехать не могли? И выбились из графика на пятнадцать минут?

- Да.

- Это ангелы нас тормозили, чтобы состав с тысячей человек под взрыв не попал.

- В составе тысяча человек?!

- Да, почти тысяча. И вы все целы и здоровы. Да нет воды, нег еды. Пропали билеты на самолёт. Но вы живы. И хватит уже себе нервы накручивать.

         Люди замолчали и успокоились. А вскоре вам сообщили, что мы поедем в Тольятти через Ульяновск. Диспетчеры проложили нам путь. Мы мелкими перебежками, в промежутках между основными составами добрались до Ульяновска. Это был рай! У каждого крана стояли по два три рабочих, которые сразу стали прикручивать шланги к вагонам и наполнять баки. Вскоре все ёмкости, бутылки, банки, чашки стояли заполненные водой. Шустрые старушки, и не только старушки, подсуетились принести горячую картошку, котлетки, салатики и вяленую рыбу. Вагон заполнился ароматами еды. Народ повеселел.

       Мы прибыли на станцию Жигулёвское Море равно в 12-00. Когда я, провожая пассажиров объявила, что состав прибыл, как и обещал в 12-00, но не дня а ночи, вагон заполнился гомерический хохотом. Народ из нашего вагона не выходил, а вываливался хватаясь за животики от смеха. В это время по станции быстрым шагом шла комиссия по ЧП. Они резко остановились, наблюдая, как хохочущие люди уходят от вагона.

- Что такое, почему все матерятся, а у вас смеются.

- Да чёрт его знает! Им Ольга, что такое говорит, они ржут. Чо она им говорит, сам не знаю.

 Ангелы не ангелы, а поезд был целёхонький.

 

Ольга Шумакова

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован