Эксперт ЦВПИ МГИМО - Ялтинская конференция: союзники решают европейские вопросы

Приближается 75 годовщина Победы над немецко-фашистскими захватчиками. Для кого-то это праздник, а для кого-то новый повод для переписывания истории. Становится не по себе, когда появляются новые герои, которые ими никогда не были. Другими словами, история стала инструментом политики. Но жизнь, есть жизнь! И историю надо изучать, а не переписывать.

«Сильные поступают так, как хотят, а слабые страдают так, как и должны».

 Фукидид

 

Приближается 75 годовщина Победы над немецко-фашистскими захватчиками. Для кого-то это праздник, а для кого-то новый повод для переписывания истории. Становится не по себе, когда появляются новые герои, которые ими никогда не были. Другими словами, история стала инструментом политики. Но жизнь, есть жизнь! И историю надо изучать, а не переписывать. Появились и недовольные, например, Польша и прибалтийские государства больше всех озабочены политикой памяти, их громкие голоса отвлекают внимание европейской политической элиты от победы, переключая его на подписанный в 1939 году пакт Молотова — Риббентропа, интерпретируя его как акт передела Европы Сталиным совместно с Гитлером, забыв при этом, что 26 январе 1934 года Польша подписала договор о ненападении с Германией — на пять лет раньше СССР и пакт Гитлера Пилсудского и так называемый пакт Молотова Риббентропа абсолютно тождественны. И Советский Союз вообще был последним государством, которое подписал договор о ненападении с Гитлером. Кстати, в Красной армии при освобождению Польши от фашистов участвовали 3 246 000 советских солдат и офицеров и, около 80 000 солдат и офицеров 1-й армии Войска Польского. Безвозвратные потери советской армии в ходе боев на польской земле составили 477 295 человек[1].

Советский Союз определил свои новые западные рубежи вовсе не произвольно. Он лишь восстанавливал границу между Польшей и Советским Союзом, которую в свое время предложил лорд Керзон по поручению Антанты. При этом в  реалиях того, что после Мюнхена - 1938  Польша урвала у Чехословакии районы Тешин, Спиш и Ораву, а Венгрия -  южную часть Придунавья.

Напомню, что, придав договору название «пакт Молотова - Риббентропа», идеологи «перестройки» использовали его в арсенале идеологических средств сокрушения СССР. Сейчас европейские победители в холодной войне явно пытаются повторить историю, навязывая тезис о тождественности нацизма и коммунизма. Сегодня история нашего народа подобна книге, в которой вырваны все первые страницы или произошла просто подмена их. Сквозит повсеместное историческое лицемерие и отсутствует внятная государственная политика.   

Союзники же морочили голову с открытием второго фронта до июня 1944 года и все обещали, что вот-вот откроем, продолжая, на деле, осваивать второстепенные участки театра военных действий. Союзники больше  совещались. Так  с 14 по 26 января 1943 года в Касабланке (Францию представлял генерал Жиро, но Черчилль настоял на присутствии де Голля) они обсуждали открытие второго фронта.

23 августа 1943 года в Квебеке они решили ускорить подготовку высадки в Нормандии, одобрили план высадки в Италии и рассмотрели вопрос открытия еще одного фронта в Китае.

С 28 ноября по 1 декабря 1943 года в Тегеране два западных лидера впервые провели совместную встречу со Сталиным, обсудили судьбу Прибалтики, вопрос будущих польских границ, высадку в Нормандии, реорганизацию Германии.

Так операция «Оверлорд» планировалась  в течение мая 1944 г., вместе с операцией против Южной Франции. Эта последняя операция будет предпринята в масштабе, в каком это позволят наличные десантные средства. Конференция далее приняла к сведению заявление Иосифа Сталина, что советские войска предпримут наступление примерно в это же время с целью предотвратить переброску германских сил с восточного на западный фронт.

Была признана в качестве восточной границы Польши линия Керзона. Рузвельт, правда, конкретного согласия не дал— вопрос о западных границах остался нерешенным, хотя три руководителя в принципе согласились, что Польша должна получить часть германской территории как компенсацию за тот район, который должен был остаться у Советского Союза.

Не было также достигнуто никакого определенного решения и по вопросу о расчленении Германии, который длительное время обдумывал Рузвельт, хотя его план, казалось, был в принципе воспринят положительно. Идея президента состояла в том, чтобы раздробить рейх на пять основных частей Пруссия, Ганновер, Гессен, Саксония, Бавария, а также международную зону (Рур и Саар)

Во время второй конференции в Квебеке с 12 по 16 сентября 1944 года Рузвельт и Черчилль рассматривали предстоявшую оккупацию Германии и участие Великобритании в войне с Японией.

К концу 1944 года лидеры США пришли к выводу, что для того, чтобы заставить Японию сдаться, потребуется вторжение на архипелаг. Успешная реализация этой стратегии потребует вступления СССР в войну, чтобы остановить японские войска в Китае и Корее.

А затем были Арденны. Здесь фюрер решил нанести удар по группировке англо – американских войск. Цели были определены следующим образом: нанести поражение войскам союзников в Бельгии и Нидерландах о и вынудить Великобританию и США заключить сепаратный мир. После чего освободившиеся войска планировалось перебросить на Восток и остановить наступление советских войск.

16 декабря 1944 года началась операция "Вахта на Рейне" немецких войск на Западном фронте. Арденнский удар  стал последним крупным наступлением вермахта на Западе, и завершилось 29 января 1945 года. Сражение в Арденнах стала самой кровопролитной битвой  американской армии. По оценкам министерства обороны США, в этих боях было потеряно 89,5 тысяч человек. Оценка госдепартамента еще выше — 108347  человек, в том числе 19 246 убитых, 62 489 раненых и 26 612 пленных и пропавших без вести[2]

Британская армия в этих боях потеряла немногим больше 1400 человек[3]. Но она внесла определенный разлад в дела союзников: еще  не утихли бои, когда 7 января 1945 года британский фельдмаршал Бернард Монтгомери заявил, что именно его войска внесли решающий вклад в отражение наступления немцев и предотвратили окружение американских армий. Все это вызвало недовольство  американских генералов Омара Брэдли и Джорджа Паттона.

Главнокомандующему союзными войсками Дуайту Эйзенхауэру пришлось проявить всю дипломатическую изобретательность, чтобы снизить напряженность, но полностью его погасить не удалось.  Война, между тем, продолжалась.

К 29 января союзники полностью ликвидировали Арденнский выступ и начали вторжение в Германию. Немецкое контрнаступление закончилось провалом, не достигнув поставленных задач. Кстати руководители союзников неоднократно обращались за помощью к Сталину. Уже 12 января 1945 года началась Висло-Одерская операция, и в тот же день немцы были вынуждены прекратить наступление и перебросить на восток 5-ю и 6-ю танковые армии. Позднее 6-я танковая армия будет играть роль тарана на Балатоне, но там она и застряла.

15 января 1945 года Сталин писал Рузвельту: «После четырех дней наступательных операций на советско-германском фронте я имею теперь возможность сообщить Вам, что, несмотря на неблагоприятную погоду, наступление советских войск развивается удовлетворительно. Весь центральный фронт, от Карпат до Балтийского моря, находится в движении на запад. Хотя немцы отчаянно сопротивляются, они все же вынуждены отступать. Не сомневаюсь, что немцам придется разбросать свои резервы между двумя фронтами, в результате чего они будут вынуждены отказаться от наступления на Западном фронте... Что касается советских войск, то можете не сомневаться, что они, несмотря на имеющиеся трудности, сделают все возможное для того, чтобы предпринятый ими удар по немцам оказался максимально эффективным»[4]. Заключительным актом и апогеем всех операций операции стало наступление 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Георгия Жукова, предпринятое утром 14 января. У этого наступления было две цели: приданные 1-му Белорусскому фронту польские дивизии должны были окружить и захватить Варшаву, расположенную западнее Вислы, а советские части — в том числе великолепно оснащенная 3-я ударная армия — получили задачу в самые кратчайшие сроки пробиться на запад в направлении Берлина.

Наступление Красной армии длилось до конца февраля. На центральном участке фронта и на юге советские соединения остановились лишь на Одере, на севере был окружен район Кенигсберга, фронт продвинулся до линии Мариенбург—Грауденц. Передовые части 1-го Белорусского фронта стояли в 60-ти километрах от Берлина.

Затем была  Ялтинская (Крымская) конференция, состоявшаяся 4–11 февраля 1945 года. Крым был освобожден от нацистов всего за десять месяцев до конференции. Полуостров был полностью разрушен, и восстановить его еще не успели. Тем не менее, Ялта была довольно милым курортным местечком с приятным микроклиматом. Вот здесь и собралась Конференция. Три дворца, Ливадийский, Воронцовский и Юсуповский, спешно привели в порядок, завезли мебель и персонал из остатков лучших московских гостиниц и разместили в этих дворцах американскую, британскую и советскую делегации, соответственно.

На Крымской конференции в феврале 1945 года Черчилль выразил «глубокую благодарность и восхищение той мощью, которая была продемонстрирована Красной Армией в ее наступлении». Сталин в ответ сказал, что «зимнее наступление Красной Армии, было выполнением товарищеского долга». 

Лейтмотивом конференции стало будущее Германии и Восточной Европы, особенно Польши. Кроме того, Рузвельт хотел убедить Сталина помочь дожать Японию и содействовать созданию Организации Объединенных Наций

Сталин считал, что высокая цена, которую Красная Армия кровью заплатила за командное положение в Восточной Европе,  дает ему право диктовать свои условия. С таким настроем он и прибыл на Ялтинскую конференцию.

Польский вопрос. «Польский вопрос» на конференции являлся одним из самых сложных и дискуссионных. Крымская конференция должна была решить вопрос о восточных и западных границах Польши, а также о составе будущего польского правительства.

Черчилль и Рузвельт добивались для Польши некоего демократического минимума, отстаивая место в правительстве для польских политиков, проведших войну в лондонском изгнании. Сталин отмахнулся от обоих, дав понять, что выполнять их бессмысленные требования не намерен.

Вот, например, как Сталин, не без тонкой иронии обращаясь к Рузвельту и Черчиллю, обосновывал, справедливость той восточной границы Польши, которая существовала с осени 1939 года:

«Прежде всего, о линии Керзона. Должен заметить, что линия Керзона придумана не русскими. Авторами линии Керзона являются Керзон, Клемансо и американцы, участвовавшие в Парижской конференции 1919 года. Русских не было на этой конференции. Линия Керзона была принята на базе этнографических данных вопреки воле русских. Ленин не был согласен с этой линией. Он не хотел отдавать Польше Белосток и Белостокскую область, которые в соответствии с линией Керзона должны были отойти к Польше.

«Советское правительство уже отступило от позиции Ленина. Что же вы хотите, чтобы мы были менее русскими, чем Керзон и Клемансо? Этак вы доведёте нас до позора. Что скажут украинцы, если мы примем ваше предложение? Они, пожалуй, скажут, что Сталин и Молотов оказались менее надёжными защитниками русских и украинцев, чем Керзон и Клемансо. С каким лицом он, Сталин, вернулся бы тогда в Москву? Нет уж, пусть лучше война с немцами продолжится ещё немного дольше, но мы должны оказаться в состоянии компенсировать Польшу за счёт Германии».

На Крымской конференции руководители СССР, Великобритании и США в Декларации об освобожденной Европе зафиксировали:«…восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлением от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши».

 «…По вопросу о перемещении границ Польши на запад британское правительство хотело бы сделать такую оговорку: Польша должна иметь право взять себе такую территорию, которой… она сможет управлять. Едва ли было бы целесообразно, чтобы польский гусь был в такой степени начинён немецкими яствами, чтобы он скончался от несварения желудка…» Так мыслил и изъяснялся Черчилль.

А вот Рузвельт — на заседании 8 февраля 1945 года: «Делегация США согласна… с предоставлением Польше компенсации за счёт Германии, а именно Восточной Пруссии к югу от Кенигсберга и Верхней Силезии вплоть до Одера. Однако Рузвельту кажется, что перенесение польской границы на Западную Нейсе мало оправданно».

Сталину нужна была Польша, способная гарантировать безопасность СССР, а Рузвельту и Черчиллю уже тогда, ещё до разгрома Третьего рейха, нужна была Германия, в перспективе как инструмент против Советского Союза.

На заседании Крымской конференции 10 февраля 1945 года Черчилль заявил, что у него «есть сомнения, должны ли поляки иметь границу по реке Западной Нейсе», и прибавил, что он-де «получил телеграмму от военного кабинета, в которой изложены опасения относительно трудностей переселения большого количества людей в Германию».

Рузвельт тут же поддержал Черчилля. В итоге в Ялте всё закончилось тем, что по вопросу о западной границе Польши в итоговом заявлении Конференции было сказано, что окончательное определение этой границы «будет отложено до мирной конференции».

Особое место на конференции занял вопрос о репарациях Германии, инициированный СССР. Общая сумма репараций должна была составить 20 млрд. долларов, из которых СССР претендовал на 10 млрд. долларов. Советское правительство предложило, чтобы репарации взимались в натуре – в форме единовременного изъятия из национального богатства Германии и ежегодных товарных поставок из текущей продукции.

С целью уничтожения военного потенциала Германии планировалось взимание репараций путем единовременного изъятия из экономики: оборудование, станки, суда, подвижной состав, германские вложения за границей и т. д.

В ходе обсуждения этого вопроса руководители США и Великобритании вынуждены были признать справедливость советских предложений о репарациях с Германии. Был подписан протокол в соответствии, с которым учреждалась в Москве межсоюзная комиссия по репарациям в составе представителей СССР, США и Великобритании. В протоколе указывалось, что советская и американская делегации согласны положить в основу своей работы предложение Советского правительства об общей сумме репараций и о выделении из нее 50 процентов для СССР.

Чтобы заручиться обещанием Сталина вступить в войну, президент Франклин Рузвельт пообещал, что Соединенные Штаты вознаградят Советский Союз. Это было так называемое Ялтинское соглашение о секретном протоколе. Там Рузвельт пообещал предоставить Советскому Союзу различные концессии на железные дороги и порты в Маньчжурии, возвращение Южного Сахалина и передачу Курильских островов, потерянных Россией по итогам Русско-японской войны 1904-1905 годов, в обмен на советское вторжение, в Японию спустя три месяца после окончания войны в Европе. Сталин свое обещание сдержал. Он перебросил в Маньчжурию полтора миллиона человек, — и это был своего рода логистический триумф.

Советские войска двинулись в наступление в ночь с 8 на 9 августа. Японцы сдавались толпами. Сталин вернул утраченные земли. Он рассчитывал высказаться по широкой дальневосточной повестке, но, победив японцев, американцы в дальнейших уступках смысла уже не видели.

Черчилль и Рузвельт с тревогой понимали, что в Ялте они почти ничего не решили по вопросам западных границ Польши, но Черчилль сдаваться не собирался. Из Ялты Рузвельт и Черчилль уезжали, в раздумии, ибо они понимали, что Польша окажется  под влиянием Москвы. «Это максимум, что мы могли сделать», — сказали Рузвельт и Черчилль.

В мае 1945 года, когда немцы еще сопротивлялись, Черчилль попросил своих военных разработать план, чтобы вынудить русских пойти на соглашение с Польшей. Ему сказали, что для этого потребуется 45 англо-американских дивизий, несколько польских и 100 тысяч перевооруженных немцев. Не без иронии план назвали Операция «Немыслимое».

Восьмидневная встреча Сталина, Рузвельта и Черчилля в Ялте в феврале 1945 года предрешила судьбу Восточной Европы.   

Важное место в работе Крымской конференции заняла проблема обеспечения международной безопасности в послевоенные годы. Огромное значение имело решение трех союзных держав о создании всеобщей международной организации для поддержания мира. По предложению Рузвельта был принят «принцип вето», то есть правило единогласия великих держав при голосовании в Совете Безопасности по вопросам мира и безопасности.

Одним из главных событий, последовавших за Крымской конференцией, был созыв 25 апреля 1945 г. конференции объединенных наций в г. Сан-Франциско, на которой была учреждена новая международная организация по обеспечению мира и безопасности.

В ее работе принимали участие 26 государств, подписавших 1 января 1942 г. Декларацию Объединенных Наций и страны, позднее объявившие войну Германии, а также нейтральные государства, всего более 50 стран.

От Советского Союза членами ООН стали РСФСР, Украина и Белоруссия. От Великобритании были представлены четыре ее доминиона.

Интересы советских республик представлял В. Молотов, от Великобритании – А. Иден, от США - Э. Стеттиниус, от Китая - Сун Цзывэнь.

26 июня 1945 г. Устав ООН был принят. Образование ООН явилось результатом победы антигитлеровской коалиции над фашизмом и создана организация, обеспечивающая сохранение мира, сотрудничества, равноправия и независимости вех народов.

Ялтинская конференция руководителей СССР, США и Великобритании имела большое историческое значение. Она явилась одним из крупнейших международных совещаний во время войны и высшей точкой сотрудничества трех союзных держав в ведении войны против общего врага-Третьего рейха. К сожалению, сегодня все это кануло в лету.

Автор: Александр Маначинский

[1] Польше бы Московию, взять да отменить! 7 января 2020/ https://zen.yandex.ru/media/id/5e0b47611febd400ae3afe1d/polshe-by-moskoviiu-vziat-da-otmenit-5e14229298fe7900b0317cba

[2] Арсаков Михаил. Почему американцы и британцы поссорились после наступления немцев в Арденнах. 16 декабря 2019/ https://www.rusday.com/articles_new/2019-12-16/ardenny/10401/

[3] Там же

[4] Цит. по Брезун Сергей.Удар в Арденнах//независимое военное обозрение. 22.05.2015/ http://nvo.ng.ru/history/2015-05-22/1_ardenny.html

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован