08 октября 2007
7808

Алексей Подберезкин: `Я не в оппозиции к режиму, я просто хочу, чтобы делалось все быстрее и лучше. У нас все для этого есть`

Main 11103b
Интервью с Алексеем Подберезкиным, лидер партии Социальной Справедливости

В России есть много партий, хороших и правильных. Есть маленькие партии. На что рассчитывать им? О политической и партийной деятельности лидер партии "Социальной справедливости" Алексей Подберезкин в интервью РСН.

Андрей Добров: Сегодня у меня в гостях Алексей Иванович Подберезкин, лидер партии "Социальная справедливость". Эта партия участвует в выборах в Госдуму.

Алексей Подберезкин: Да, вчера сдали все документы.

А.Д.: Боюсь, что социологические институты не предрекают партии возможность набрать 7 % голосов, как вы к этому относитесь?

А.П.: Я сам давно в политике и занимаюсь давно социологией, и могу достаточно профессионально ответить. Вообще, социология - это отраженный свет. В лучшем случае, она показывает общественные настроения, хотя и указывают дату опроса, но в лучшем случае это показывают настроения инерционно - двух месяцев назад. У нас нулевой рейтинг был месяц назад. За последние две недели, по оценкам ФОМа, до 2 %, по оценкам ВЦИОМа - до 1,5 %. Это заметный рост. У нас задача - к концу октября выйти на 3-3,5%, вступить в кампанию с 3 %, чтобы потом выйти на 7 %. Я считаю, у нас хорошие шансы.

А.Д.: Кто у вас в тройке?

А.П.: Мне пришлось, хотя честно скажу - не стремился к этому. Меня попросили настойчиво мои коллеги по партии, не удалось отказаться, вторым номером идет Максим Лесков - человек с удивительной судьбой. Он начинал свою карьеру как десантник. Потом работал в ФСБ, защитил там кандидатскую диссертацию, потом работал в администрации Президента, в Совете по развитию института гражданского общества, руководил аппаратом. Потом все это оставил и ушел директором детского дома. У нас детский дом есть - гимназия православная Свято-Алексееевская, такая судьба. Третий - Валерий Павлович Воротников, он и был 3-м в списке в 99 году. Это бывший генерал КГБ, он был начальником управления, потом ушел в науку и был депутатом второго созыва. Опытный человек, надежный товарищ. Мы здесь сюрпризов чужих не брали и звезд тоже.

А.Д.: Можете прокомментировать события последних двух дней - решение президента стать лицом кампании фактически "Единой России", то что становится единственным в федеральном списке и фактически выборы, в том числе, и должны подтвердить доверие народа к курсу президента, как вы прокомментируете?

А.П.: Я считаю - это естественный ход развития событий, "Единая Россия" говорила, что она - партия президента, президент поддерживал "Единую Россию", это логично. Главное не это. В частностях можно по-разному оценивать этот поступок, с точки зрения государства это очень позитивный шаг. Я в политике давно и, к сожалению, наблюдал, как элита принимала неверные решения. В результате их мы забрели в болото, и в 99 утонули, только ноздри торчали. Значительная часть элиты российской (я был свидетелем этого) не верило, что мы сохраним суверенитет и государство. Я был на заседании коллегии силового министерства, когда там Басаев начал, что Дагестан там было просто признано, что мы потеряли не только Чечню, но теперь потеряем и Северный Кавказ и т.д. Появилась группа людей, которая взяла на себя ответственность, смелость и ввела страну на твердую дорогу. За 7 лет мы вышли на эту дорогу. Теперь мы можем двигаться очень хорошими темпами во всех областях - не только в экономической, но и политической, и с точки зрения социального развития общества. Это движение сейчас будет очень быстрым. Мой прогноз - мы темпы своего развития очень увеличим. Я всегда выступал за то, чтобы уйти от инерционной модели кризисного управления к модели ускоренного развития. Сейчас у нас такая перспектива. Инициатив будет много. Если президент берет на себя ответственность за то, как страна будет развиваться, это очень хорошо. У нас есть все основания, чтобы быстро развиваться. Мы сейчас стали на уровне нашей экономики Италии по ВВП, с точки зрения душевого дохода, Италия в три раза меньше по численности населения. У нас в 3-4 раза отставание, уже не в 10 раз, а в 3-4. Если мы будем быстро развиваться, реально через 7-8 лет выйти по уровню душевого дохода на уровень развитых стран. Мне бы хотелось, чтобы это было главное. Политические партии, их амбиции это второстепенно. Я последовательный человек, если вы посмотрите мои высказывания, я всегда говорил - у любой партии приоритеты государства и общества должны стоять на 1 месте, а потом- уже партийные интересы. В отличие от КПРФ, например - где партийные интересы всегда стоят на первом месте. Для нашей партии это сильный конкурент "Единая Россия". Но, слава Богу, что он есть. Я могу так же смело, как Явлинский сказать, он сказал - что он в оппозиции к режиму. Я не в оппозиции к режиму, я просто хочу, чтобы делалось все быстрее и лучше. У нас все для этого есть. Сейчас у нас есть ресурсы. Но проблема их эффективного использования не менее сложна, чем использование ресурсов, когда их мало. У нас всегда было их мало. А теперь они есть. Кстати первое заседание правительства, на котором Зубков выступал, как раз показало - вот они ресурсы, есть они. Надо, чтобы они вовремя приходили, чтобы получатели их вовремя получали, принимали решения, бумажки оформлялись быстро, чтобы потом эти ресурсы эффективно тратились. Эффективность государственного управления - проблема номер один. Кстати, это не только я так считаю. В свое время американцы создали объединенный совет национальной разведки, который раз в 5 лет готовит доклады. В одном из таких докладов, посвященном США и проблемам мирового развития говорилось, что самая главная проблема развития России, которая выходит из кризиса, это будет проблема эффективного госуправления.

А.Д.: При этом партия у вас называется "Социальная справедливость". Я, к сожалению, не знакомился более подробно с партийными вашими документами, но так понимаю, что самим названием вы говорите о необходимости защищать некую социальную справедливость в России, что вы понимаете под понятием социальная справедливость сейчас ? Чем эта социальная справедливость отличается от той, к которой призывают коммунисты?

А.П.: Принципиальное различие. Я считаю, социальная справедливость должна быть законом для общественного развития. Россия всегда - могли даже перетерпеть какие-то невзгоды, но несправедливость - нет. Это такое моральное рассуждение. С точки зрения экономики, социальная несправедливость означает следующее - самое эффективное средство развития это человеческий потенциал. Человек с высшим образованием приносит доходы в казну, мы подсчитали в 5-7 раз больше, чем необразованный человек. У нас сейчас людей с высшим образованием примерно 23 %. Говорят, что много - в том числе чиновники минобразования, я считаю - мало. У американцев 30 % людей с высшим образованием. Думаю, через 15 лет будет больше 50 %. Мы должны обеспечить всем доступ к высшему образованию. Вот задача. Это может быть платное и бесплатное, но доступ должен быть. Возможность должна быть у всех получения нормального жилья, доступа к информации и т.д. Как эту возможность человек использует, это уже его дело. Каждый может распорядиться по-разному. Если человек занимается бизнесом, у него должна быть возможность эффективного ведения бизнеса. Минимум бюрократии, максимум помощи. Мы в свое время - в 94 году сделали анализ политики 52 стран в отношении мелкого и среднего бизнеса. Везде одно и тоже - даются льготные условия для оформления документов, дешевая аренда, дешевые или бесплатные кредиты. В некоторых странах - даже безвозвратные кредиты для развития бизнеса. У нас пока этого нет, поэтому мелкий и средний бизнес составляет 15 % от ВВП всего производства. В развитых странах - 70-80 %. Если мы такие законодательные и административные условия для бизнеса обеспечим, здесь бешеные возможности для роста.

А.Д.: Я слушаю вас, мне все это нравится. Но время от времени возникает вопрос. Вы говорите о равном доступе к образованию и говорите - все равно платное или бесплатное. У нас сейчас даже обучение бесплатное скрытно платное. Уже платность обучения не подразумевает равенство доступа к нему. Так это?

А.П.: Не совсем. Если у людей есть деньги и возможность учиться за деньги, пускай учатся. Значит можно выбрать элитное образование.

А.Д.: Если у человека нет денег, поэтому нет возможности учиться по той простой причине, что ВУЗы не заинтересованы в бесплатных студентах сейчас. И они делают все возможное, чтобы набить в 1-ю очередь платные отделения, а бесплатные формировать по блату.

А.П.: Это понятно, эту ситуацию надо исправлять. Я сторонник того, чтобы у ВУЗов была материальная заинтересованность в бюджетниках. Это надо делать, расширять, в том числе, сеть институтов - разных. Сейчас в большей степени говорят об элитном образовании, о повышении качества образования, это понятно. Но образование должно быть разным. Любая социальная группа - там разные люди. Там 20 % талантливых, способных отличников, есть средняя масса даже в детском саду, есть плохие. Доступ должен быть для всех и для тех, кто плохо учится. Это нужно обществу, экономике. Если мы исходим из того, что человеческий потенциал является самым эффективным инструментом развития в развитом обществе, то все должны быть с высшим образованием, оснащены хорошей информацией, потому что те, кто не могут этого получит, это уже проблема государства, чтобы им такую возможность дали.

А.Д.: У меня есть ощущение, что мы говорим про другую страну, не Россию, не потому что я считаю, что в России все плохо и ничего хорошего не будет, а потому что у нас все очень многие хорошие вещи постоянно встречаются со сложностями, видоизменяются. Вы правильно говорили о возможности платного обучения и бесплатного, но при этом обеспечить доступ, все равно как-то не убедили меня.

А.П.: Любая партия - это инструмент для продвижения идей. Любая избирательная кампания всегда рассматривается с точки зрения : какой процент партия получает. Для меня всегда это было второстепенным, для меня было важным, чтобы в ходе избирательной кампании можно было высказать прогрессивные идеи, которые потом будут реализованы. Большинство идей должны быть не сегодняшнего дня. Те, которые могут быть реализованы через год-2-5. Надо вперед смотреть, а не назад. Это самое главное. Мы находимся сейчас на очень интересном этапе развития. Важно себя увидеть - где мы? Мы прошли в прошлом веке индустриальный этап развития, мы запоздали с вхождением в информационный этап развития, он начался в середине 80-х годов. Легко подсчитать, потому что стоимость информационных ресурсов стала равняться примерно стоимости ресурсов ТЭКа - топливно-энергетического комплекса. Мы запоздали, сейчас нагоняем. Мы должны скорее вступить в новый этап развития, уже постиндустриальный.

А.Д.: Павел Сергеевич из Москвы у нас на телефоне.

Радиослушатель: Здравствуйте! У меня вопрос к гостю - он связан с тезисом, который вы сказали, что в целом ваша партия не в оппозиции с "Единой России", она с ней солидарна. У нее должно быть свое лицо. Несколько моментов, если вас не затруднит, вышей предвыборной программы, которые бы противоречили каким-то аналогичным моментам в предвыборной программе "Единой России". Не общие тезисы, а какие-то конкретные моменты. Если можно, постройте свой ответ так - называйте аспект программы вашей и в чем он противоречит Единой России или наоборот.

А.Д.: Я думаю, на самом деле не совсем конкретный вопрос - почему вы должны быть оппозиционной "Единой России", ведь существует в принципе много других партий, с которыми вы можете быть оппозиционными, так?

А.П.: На мой взгляд, чем меня не устраивает "Единая Россия", наверное, об этом речь идет - слишком много чиновников. У "Единой России" есть идеология конкретных шагов, я в большей степени согласен не с идеологией конкретных шагов, прагматизма, а с идеологией долгосрочного развития. Это наше принципиальное различие. Я считаю - кризис закончился, ручное управление, которое было достаточно эффективно, показало свою эффективность, но дальше нужна идеология ускоренного, опережающего развития лет на 20-25.
Обратите внимание, что в последние год-два появилась масса стратегий, прямо бум какой-то. Стратегия регионального развития Калининградской области на 25 лет, стратегия какой-то отрасли... Это все очень хорошо, потому что у всех стран, я всегда выступал за это, должна быть стратегия долгосрочного развития. Мы должны четко сказать - куда мы идем и как мы эти вопросы будем решать. Этап развития, в который мы сейчас переходим, из этапа стабилизации, кризисного этапа, он предполагает долгосрочный прогноз. Это тоже идеологическая задача, потому что можно прогнозировать инерционно от достигнутого, а можно поставить задачу. Это принципиально разные вещи, если вы поставили задачу - развиваться с темпами 12-15 %, на мой взгляд, это реальные темпы, потому что у нас регионы и некоторые отрасли такими темпами развиваются. Строительная отрасль дала в прошлом году 15 %, а в этом, по моим оценкам, даст 27%.

А.Д.: Дала что?

А.П.: Рост.

А.Д.: А страна что с этого имеет?

А.П.: Конкретно мы имеем массовое строительство домов.

А.Д.: Точечную застройку?

А.П.: Я сейчас не про точечную застройку, не про эти безобразия говорю, а про то, что люди строят и строительная отрасль быстро развивается - так быстро, что мы не успеваем решать проблему обеспечения стройматериалов. Отсюда бешеный рост цен на цемент, на все. Главное другое, если мы, по моим оценкам, в этом году дадим 27 % прироста отрасли, это означает, что мы вышли на фантастические темпы, потому что в хрущевские времена за пятилетку такой прирост был. Отличия серьезные. Мы - идеологическая партия, которая существует давно - формально пять лет, а на самом деле с "Духовного наследия" с 1991 года. Мы последовательно, посмотрите на нашей сайте, все протоколируем, все выступления, все тезисы и мы в общем не пересматривали свою позицию последние 17 лет.

А.Д.: Еще один звонок из Москвы. Сергей Александрович, доброе утро.

Р. Добрый день. Алексей Иванович, вы знаете, когда слушаешь Путина, то понимаешь, что он указывает один путь к интеллектуальной и культурной России, когда включаешь телевизор тебе навязывают совершенно др. путь - путь криминальной России. Есть даже такая подлая передача с таким подлым названием. Трудно представить, что в Штатах, Израиле была бы передача "Криминальный Израиль". Криминал в Швеции может быть, но криминальная Россия. И все депутаты сколько лет это не замечали, это очень странно. Я вас очень прошу, если вы сторонник культуры. Интеллектуальной России, то надо добиваться канала просветительского на телевидении, потому что телевизор должен быть, прежде всего, просвещения, а потом уже - развлечения.

А.Д.: Кто будет на нем работать?

А.П.: Я согласнее абсолютно. На съезде, я начал свое выступление с того, что в 90-е годы наши проблемы начались с того, что мне понравился термин "подлое название", а я сказал: был подлый термин такой - это твои проблемы. Как только мы начали его использовать, в обществе сразу пошло разделение. Отсюда появилось во многом и криминалитет, и коррупция. Надо перевернуть отношение, не может быть у общества такого отношения - это твои проблемы. Это наши проблемы, проблемы общества, государства. Это самое главное, что нужно сейчас сделать, потому что общества пережило шок, этот стресс, который произошел в середине 90-х, привел к тому, что фантастически выросло количество самоубийств. Огромное количество людей пропадают без вести. Не может процент заболеваемости за один год вырасти на 90, 100, что было в 1990-е годы. Мы сейчас должны людям помочь выйти из этого состояния, адаптироваться. В 1993 году начался процесс депопулизации, я, кстати, писал об этом еще в 1993 году, что это национальный приоритет No1, была у меня книга " Концепция национальной безопасности". Эту проблему мы должны сейчас решить, во многом наша элита создала эту проблему, надо признать, когда в том же 1993 году я участвовал в подготовке конференции по борьбе с коррупцией, мне говорили: а что ты суетишься? Приедут прокурорский, в том числе из областей, из МВД начальники, ты знаешь, что было разъяснение пленума Верховного суда не возбуждать уголовные дела по экономическим преступлениям несколько лет. Людям дали возможность делать, что они хотят, мы создали сами эту ситуацию, а выйти из нее очень трудно, мы должны из нее выходить...

А.П.: Мы создали сами эту ситуацию, а выйти из нее очень трудно, мы должны из нее выходить.

А.Д.: Вы сейчас говорите о длительном планировании, и у "Единой России" есть такой сильный элемент - план Путина. Эта некая стратегия развития страны, основанная на тезисах из обращения президента к Федеральному Собранию РФ. По ним составлена концепция развития России на будущее, как вы относитесь к плану Путина?

А.П.: Я хорошо к этому отношусь, потому что считаю, что любые усилия идеологические по выстраиванию стратегии. А стратегия это определение целей, их надо сформулировать. Что такое определение целей? Естественно объективные интересы, которые элита осознает, как я своим студентам в МГИМО объясняю, более-менее адекватна. Если элита адекватна, то она, осознавая национальные интересы, формулирует точные цели, это и есть стратегия. Соотношение целей и ресурсов дает уже методы использования этой стратегии. Стратегия должна быть, и во многих странах она есть. Во многом успехи Китая объясняются тем, что у них есть долгосрочная стратегия, есть стратегия у Ирландии, США, у них вообще очень сильно развито планирование. В свое время, когда Рейган выступил с стратегически-оборонной инициативой в 1982 году. Там было все до деталей прописано, она была на 20 лет рассчитана. В 2002 году по истечении этих 20 лет с опозданием на три месяца все было выполнено. Везде, не только в крупных корпорациях, но и в государствах, есть такие стратегии, есть стратегическое планирование, стратегический прогноз. Все это очень хорошо. Немного мы запаздываем, на мой взгляд. Поручение президент дал еще прошлому правительству разработать такую стратегию, я надеюсь, это будет выполнено. Вслед за стратегией должны идти оперативные планы на 5 лет, мы уже вышли на 3-летний бюджет. По-хорошему надо было бы давать прогнозы по бюджету на 10, 5 лет.

А.Д.: Пятилетку за 4 года!

А.П.: И это тоже. Представьте себе авиакомпанию, которая летает по всему миру. В одном самолете 2 млн деталей, они должны меняться по истечению какого-то срока, какая-то деталь - через месяц, какая-то - через год, если не сделать четкого планирования, а это огромная информационная и аналитическая работа, то надо строить склады в каждом аэропорту. Где у "Боинга" было бы 2 млн деталей, чтобы менялись. А если все это спланировать, то можно обойтись не 2 млн, а 2000, что уже вполне реально, поэтому все сейчас занимаются планированием. Ошибка, я говорил об этом в начале 1990-х, в том, что в переходе к рынку почему-то отказались от планирования. Я не за восстановление госплана, но я за восстановление долгосрочного планирования.

А.Д.: У нас есть в стране сейчас планирование, вы говорите, что есть. Это планирование экономическое. А я хочу поговорить о политическом планировании. Последние события, я имею в виду съезд "Единой России" и выдвижение Путина в качестве единственного кандидата, причем беспартийного от партии "Единая Россия" - это неожиданность. У многих экспертов от неожиданности - это их нервирует. К нам дозвонился Виктор Михайлович из Нижнего Новгорода.

Р.: Доброе утро! Уважаемый Алексей Иванович, вы немного приземляете к экономике, к планированию. Вам не кажется, что все эти красивые слава о стратегическом планировании будут бесполезны до тех пор, пока народ русский не поверит тем людям, которые продвигают идеологию, в том числе? вам. Вам не кажется, что основная проблема государства, что нет веры у народа к людям, которые стоят у власти.


А.П.: Вы правы. Можете на сайте посмотреть мою книгу "Русский путь", там я четко сказал, что нужно обозначить цель, это и есть стратегия, а дальше нужна вера и убежденность. Это очень важный ресурс, когда люди не просто поверят, а начнут эту цель реализовывать. Приведу пример - в советской военной науке было такое понятие моральный потенциал, это очень важный потенциал, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, у нее с союзниками по ВВП было примерно в 3, 3, 5 раза больше превосходства над Советским Союзом. Если вы помните, она оккупировала значительную часть европейской части территории СССР, но все равно к конце 1942 года мы обогнали Германию по танкам, самолетам, артиллерийским орудиям по выпуску. За счет мобилизационных возможностей и за счет использования морального потенциала. Это огромный ресурс, пока он не используется. В своей последней книге я пишу, что этот ресурс должен быть задействован. Если мы говорим, что человеческий потенциал сегодня определяет темпы развития общества и экономики, как человек может быть без морального ресурса?

А.Д.: Даже в компьютерных играх стратегических есть такое понятие - моральные ресурсы, там есть высокий моральный ресурс - они работают больше.

А.П.: Вы правильно говорили. Я больше об экономике говорю. Я считаю, что сейчас прогнозы и планирование, которые сейчас существуют, даже не экономические, к сожалению. Это макроэкономические. От этого тоже надо уходить. Макроэкономические показатели играют какую-то роль, особенно на прошлом этапе кризисного управления, но они перестают играть определяющую роль на этапе развития человеческого потенциала. Там другие категории должны работать, скажем, продолжительность жизни, информооснащенность, интеллектуальный потенциал - эти показатели должны сейчас выходить на первый уровень. А макроэкономические показатели должны планироваться, но по большому счету, мы перешли от дефицитного бюджета к профицитному. Хорошо это? Да, валюту укрепили. А как это сказалось на человеке? Да не очень заметно. Если бы мы сделали кроме 17 макроэкономических показателей еще 10 ведущих показателей человеческого потенциала и спрашивали сейчас, Президент дал поручение губернатора отчитываться по всем показателям. На первом месте, на мой взгляд, должна стоять продолжительность жизни в регионе, потому что если в Москве это 70 лет, а в Туле - 46, и это показатель.

А.Д.: Думаю, здесь опасаются наши руководители, что это все скатится к экономике мобилизационного типа. Было так много потрясений, что сейчас потрясений боятся.

А.П.: Я бы так не сказал, просто нужно перед управленцами ставить задачу и эти задачи начинают решаться. Обратите внимание - президент поставил в зону внимания демографическую проблему и уже пошло позитивное движение.

А.Д.: Я думаю - не потому что деньги дает государство, а просто государство обозначило важность проблемы вот и все. Скажу вам, как отец многих детей, я считаю, политика по отношению к молодым родителям не совсем правильна. Потому что молодые родители заняты карьерой. 2-го ребенка рожают немолодые семьи, а которые уже более-менее состоялись, 3-го ребенка - еще более устоявшиеся семьи. У меня много детей. Я немолодым их родил всех, при этом ничего от государства как не видел, так и не вижу. Единственное, что я могу отдать детей в армию.

А.П.: То, что общества за последний год развернулось к этой проблеме, это уже немало. В 90-ее годы было другое. Я участвовал во множестве конференций по демографии, везде господствовала такая точка зрения - на 700 тысяч меньше нас становится каждый год, это естественный процесс. Неестественный! Как только власть это признала, что надо что-то делать, эта тема стала модной. Чиновники стали соревноваться - кто больше сделает для народа. Это хорошо.

А.Д.: Главное, чтобы они потом не воровали. Я в "Профиль" недавно написал заметку, и в главной теме показывали сюжет - есть не усыновление. А воспитание, когда дети берут ребенка из детского дома, и государство платит им 8000 рублей в месяц за это. Налоговая служба и министерство финансов посчитали эти деньги заработком.

А.П.: Я знаю эту проблему, она решается.

А.Д.: Будем надеяться, что она решится.

А.П.: Вообще идея хорошая, американцы так избавились от детских домов. Детские дома это жуткая история. Выпускники детских домов в большинстве не добавляют интеллектуального потенциала стране.

А.Д.: It depens, так сказать, от воспитателя и детского дома.

А.П.: It depens on everything, от всего это зависит, в том числе - от настроения в обществе. Если человек выходит из детского дома и приходит на необжитую площадку, когда ему должны дать квартиру или хотя бы комнатуху, а ему не дают, и ему не дают возможность дальше учиться, то понятно, куда он дальше пойдет.

А.Д.: Зависит еще от общества, соседей. Вернемся к тому, что некоторых политических аналитиков уже бросает в пот, что они не могут предсказать будущее. Это нормально?

А.П.: Это ненормально. Во-первых, потому что предсказуемость особенно во внешней политике это обязательное условие взаимоотношений. Можно простить другому государству очень многое и согласиться с его очень спорными тезисами, но нельзя согласиться с непредсказуемым поведением, особенно в ядерную эпоху с ядерным государством. Поэтому мы сейчас выходим из периода кризисного управления к периоду ускоренного развития, стратегического планирования. Это значит, что мы должны делать четкий прогноз и быть предсказуемыми во внешней и внутренней политике. Мне не нравится, когда этой теме, например, назначению, посвящено сильное внимание прессы. Без конца политологи морщат лбы и предлагают угадать, кто будет каким министром, кто у него будет заместителем. Эта тема без конца обсуждается. Мне кажется, нужно обсуждать принципиальные вопросы и проблемы, а не кадровые назначения президента. На мой взгляд, это не имеет решающего значения. Это соображение самого различного порядка могут быть. Я считаю, что принятие президентом решения о формировании старо-нового правительства это было решение продиктовано выходом как раз из периода кризисного управления к периоду опережающего развития, здесь нужно принимать быстрые решения. То, что сейчас продемонстрировал Зубков, это не отличается принципиально от того, что делал Фрадков. Просто он хочет это делать быстрее и эффективнее.

А.Д.: У нас политическая журналистика, за исключением меня, формировалась при Ельцине, когда любое кадровое назначение имело смыл. Потому что не место красило человека, а человек красил место.

А.П.: Я элиту давно знаю и наблюдаю близко - лет 30. Знаю практически всех этих людей лично. Конечно, огромное значение имеют личные качества у нас в стране. Выборы так или иначе привлекают к себе внимание. Элита в 90-е годы была в основном плохая. Кто остался от начала 90-х? Кто ныне действует? Очень мало - Шойгу, их единицы. Это свидетельствует о том, что люди появились не на своем месте, наделали ошибок. Может и преступлений. Слава Богу, что элита меняется. Мне кажется, сейчас она лучше.

А.Д.: А мне кажется, многие представители элиты довольно цинично относятся к жизни и к стране. Насколько я знаю, раньше было еще более цинично.

А.П.: Раньше был оголтелый цинизм, а сейчас - скрытый. Сейчас открытым цинизмом никто не хвалится.

А.Д.: Спасибо, на этой тонкой ноте мы закончим эфир. У меня в гостях был Алексей Иванович Подберезкин, лидер партии "Социальная справедливость".
03.10.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован