06 сентября 2008
21798

Алексей Подберезкин: `Серьезная проблема для Дмитрия Медведева: как быстро трансформировать элиту, избежав политических и иных рисков`.

"Современный образ человека
формируется западной цивилизацией,
западной идеологией".

В. Макаров, академик РАН

И не только формируется. Но и навязывается другим странам. Иногда даже силовыми методами. Следует ясно понимать, что правящие элиты стран-лидеров руководствуются не абстрактными представлениями о праве наций на суверенитет и сохранение идентичности, а стремлением, как минимум, приспособить, сделать удобными для себя внешнюю среду. Политическая наивность по отношению к Западу дорого обошлась нашей стране.

В этом смысле роль национальной элиты чрезвычайно высока: она обязана сохранить суверенитет государства, национальную самоидентификацию общества, систему традиционных ценностей. И первое, и второе, и третье возможно только в том случае, если элита обеспечивает нации соответствующие экономические, социальные и военные позиции в мире, которые гарантируют самим фактом существования такую возможность. В этом - главный смысл существования элиты, который можно коротко сформулировать как политическую ответственность перед нацией. В этой связи следует подчеркнуть, что роль креативного класса в XXI веке стремительно возрастает.

Понятия "креативный класс" и "элита", на мой взгляд, не идентичны. Особенно в современной России. Если "креативный класс" - объективная характеристика социальной группы, к которой относится творческая интеллигенция, способная к созидательной деятельности, то современная российская элита формировалась, как правило, совершенно по иным, к сожалению, негативным признакам, а именно:

- личная преданность;

- безынициативность;

- усредненность;

- конформизм;

- низкое качество образования;

- беспринципность;

- коррупционность.

Конечно и из российской элиты, сформировавшейся в советско-демократический период, есть исключения. Но их, к сожалению, по моим наблюдениям очень мало. Само качество креативности абсолютно несовместимо ни с кадровой политикой "эпохи застоя", ни периода "демократии", который, на мой взгляд, явился продолжением политики части партийной бюрократии. Не случайно это вызывало беспокойство у части правящей элиты. Так, на одном из семинаров в сентябре 2008 года, организованном "Единой Россией", В. Сурков прямо заявил, что "представителям власти стоило бы почаще признавать таланты", в связи с чем порекомендовал партийцам вплотную заняться привлечением "талантливых, ярких людей с инновационным мышлением". Сурков говорил не о завлечении талантов в партию, а о том, чтобы талантливые люди видели в "Единой России" структуру, которая способна помочь им реализовать себя. Эти люди, как подчеркивал господин Сурков "особенные, сложные", требующие к себе нестандартных подходов .

Напомню, что 27 августа 2008 года Дмитрий Медведев своим указом образовал президентскую комиссию по кадровой работе, которую возглавил глава администрации президента Сергей Нарышкин. В задачу комиссии входит, в частности, создание федерального резерва управленческих кадров под патронатом президента (до одной тысячи человек). Прояснить, совпадает ли президентская "тысяча" со списками, которые должны будут создать единороссы, пока невозможно. Господин Сурков в комиссию не входит.

Элита, как высший управленческий слой страны, при В. Путине стала более патриотичной, но, скорее, это явилось проявлением присущей ей доминирующего качества - конформизма. Можно сегодня перечислить сотни нынешних "патриотов", девять десятых из которых в период "демократических реформ" придерживались откровенно неолиберальных, антигосударственнических взглядов.

Вместе с тем нельзя естественно отрицать и того факта, что эволюция элиты при В. Путине несла на себе отпечаток как объективной тенденции усиления государственного начала (ставшей заметной еще при Е. Примакове), так и личности президента, стремившегося консолидировать не только как элиту, и все общество в целом. Как справедливо отмечает английский профессор Р. Саква, "... Путин предпринимает активные попытки объединения вокруг своего курса отдельных политических лидеров, общественных и политических группировок и интересов, как и всего общества в целом" .

Такие качества как профессионализм, ответственность, креативность, нравственность не являлись вместе с тем в числе обязательных или приоритетных. Эти требования к элите, на мой взгляд, объективно возникли только в результате завершения периода стабилизации.

Элита, в отличие от креативного класса, взяла на себя право управлять (но, подчеркну, не ответственность). Поэтому и качество госуправления, захваченного элитой в России в 90-ые гг., по общему признанию одно из самых неэффективных в мире. В целом оно даже ниже чем качество экономики или общества в современной России.

В условиях глобализации и ускоряющегося развития России создать и поддерживать высокий интеллектуальный потенциал элита не может. Она способна только обеспечивать высокие темпы экономического развития, а отнюдь не современные социальные стандарты и качество экономики. Применительно к XXI веку это, прежде всего быстрое развитие потенциала личности, т.е. знаний и креативности. Отсюда высокие требования к национальной элите, которым, повторю, она, конечно же, не соответствует.

В этом заключается огромная проблема современной России: как сделать элиту если не креативной, то хотя бы прекратить ее противодействие естественному процессу развития общества и экономики. Думаю, что требовать сегодня большего вряд ли возможно. Высшая управленческая элита, отвечающая современным требованиям (профессионализма, креативности, нравственности), не может появиться ниоткуда, заместив существующую. Этот процесс - очень болезненный, медленный и опасный - верховная власть может ускорить. Как правило, с большим риском для себя. Революционные изменения в элите всегда ведут к дестабилизации, а нередко и к ослаблению власти и государства.

С другой стороны, они неизбежны. Опережающее развитие в XXI веке уже невозможно при низком качестве элиты и госуправления в целом. В этом будет заключаться серьезная проблема для Д. Медведева: как быстро трансформировать элиту, избежав политических и иных рисков.

Это, безусловно, главная задача. Но не только. Это же предполагает динамизм в ее развитии, "очищение" от прежних, консервативных и конформистских слоев. Как справедливо отмечают российские исследователи, новая элита должна "отбивать все попытки реванша" старой элиты, добиваться "окончательного очищения" . Хотя необходимо признать, что новая элита еще только должна занять определенные позиции, которые она пока даже не занимает.

Объективно видно, что развитие страны, её правящий класс, предъявляет все более высокие требования к элитам. Как с точки зрения профессионализма и креативности, так и с позиций возросшей политической ответственности. Думается, что это - объективная тенденция, которая неизбежно должна затронуть и Россию.

В России эти процессы пока еще не очень заметны: элита КПСС, замененная элитой Б. Ельцина, а затем - В. Путина, мало чем, по сути, отличается друг от друга. Ни с точки зрения образования, ни профессионализма, ни с позиций политической ответственности эти элиты не отличаются друг от друга. И не случайно, ведь "революции элит" не произошло. За исключением нескольких месяцев 1990-1991 годов, когда к власти хлынула волна некомпетентных "демократов". На высшем уровне происходящая ротация отражает скорее конъюнктурные моменты, связанные с борьбой и распределением влияния во власти. Как подметила О.Крыштановская , "Совет безопасности В.Путина 2002 г. гораздо больше похож на советское Политбюро ЦК КПСС и по численности, и по структуре, нежели Совбез РФ 1993 г. (см. таблицу).

Полный текст материала смотрите в приложении.

Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор.

06 сентября 2008 года.
www.nasledie.ru


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован